Рассказы от киви69

Страница 1 из 5 1, 2, 3, 4, 5  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Пт 15 Мар 2013, 22:34

Я думаю что Виктор не будет против, если выложу его труд,большое ему спасибо за то,что можно вернуться в детство прочитав его рассказы

ХОД КОНЕМ

Когда я был маленький. Не совсем, совсем маленький, а чуть-чуть побольше, примерно года четыре. Я очень любил праздники и воскресения. Обычно в эти дни мама с папой вели меня в Городской сад. В каждом городе, конечно есть свой Городской сад. Но наш Городской сад был лучше всех. До чего же здорово было держаться за руки родителей и в припрыжку скакать по асфальту. Иногда они приподымали меня над тротуаром и раскачивали, а я хохотал от радости. Только проходя мимо памятника, стоявшего возле ограды Городского сада я становился серьезным и хватался за папины брюки двумя руками, косясь на грозную голову с просверленными зрачками и огромной бородой, как у Деда Мороза, стоявшую на постаменте. Эта грозная голова с огромной бородой и сейчас стоит на том самом месте пугая детей. Надпись на постаменте гласит - Карл Маркс. Пройдя мимо грозной головы я опять безудержно веселился и хохотал. У входа в Городской сад находился большущий фонтан. В центре фонтана выпрыгнув из воды, замерла золотая рыбка, а из ее открытого рта били серебряные струи в брызгах которых радугой отражалось солнце. По одну сторону фонтана стоял огромный, железный ящик на колесиках с надписью наискосок – Мороженое. По другую сторону похожий ящик на котором расположились стеклянные сосуды с сиропом. Продавщица в белом фартуке почему-то у всех спрашивала – «Вам с сиропом»? Вопрос по моему был совершенно глупый. «Какая газировка может быть без сиропа»? – думал я. На чугунных скамейках вкруг фонтана сидели отдыхающие родители с такими же как я мальчишками и девчонками. Все уплетали мороженное, запивая его сладкой газировкой. «Ну я пошел» - обычно говорил папа. Я знал куда уходит папа и ни чуть не переживал поэтому поводу, меня ждали качели, карусели и эскимо на палочке за одиннадцать копеек. Мама не много расстроившись говорила – «Ну ладно. Иди, играй. Все равно тебе с нами не интересно на качелях кататься». Папа уходил, а мы с мамой покупали билеты и катались на всевозможных каруселях, качелях и даже на “чертовом” колесе. Накатавшись вдоволь мы шли на аллею с кривыми зеркалами. Вот где была потеха. В одном зеркале мы становились худыми-прихудыми. В другом толстыми- притолстыми. В третьем вообще стояли вверх ногами. Когда я уходил от кривых зеркал у меня почему-то начинало покалывать в животике и мама говорила – «Ну все Вовка. Надо передохнуть». Она покупала мороженое и мы сидели на скамейке отдыхая. Рядом с нами на веранде играл духовой оркестр. Дирижер взмахивал палочкой и музыканты во всю мощь дули в трубы. Но мне больше всего нравилось когда били в барабан. Барабан был настолько большой и наверное тяжелый, что стоял на полу. И били в него не маленькой палочкой а огромной колотушкой. Колотушка была даже больше той, которой мама картошку дома толкла. И звук от барабана шел такой громкий - Бух, бух. Бух, бух. От этого звука у меня внутри все подпрыгивало. Потом мы гуляли по набережной, а иногда даже катались на катере вдоль реки, проплывая под нависшими мостами и уставшие шли искать папу. Идя тенистыми аллеями, мы проходили мимо тира где большие мальчишки стреляли по мишеням с непонятными для меня возгласами – «Бери на мушку. Целься под яблочко». Мне тоже очень хотелось стрельнуть из ружья, но мама говорила – «Ты еще маленький». Потом проходили мимо домика где чужие папы длинными палками били по блестящим шарам катавшимся по зеленому сукну. Мама говорила, что они играют в бильярд. Потом мимо столиков где другие папы набрав в руки черных квадратиков стучали ими по столам. На мой вопрос – «А они во что играют»? Мама ответила – «Они забивают козла». Этот ответ поставил меня в тупик, так как никакого козла в Городском саду я не видел. И наконец мы добирались до домика где была полнейшая тишина. Взрослые дяденьки попарно сидели друг против друга. Между ними находилась доска в клеточку на которой стояли деревянные фигурки. Это были шахматы. Время от времени кто-то из дяденек подымал фигурку и переставлял ее на другую клеточку. Иногда со словами – «Шах». А при слове – «Мат» его соперник расстроившись вставал из-за стола и на опустевшее место садился другой игрок. За одним из столов сидел и мой папа. Мой папа был шахматист. Он был не простой шахматист, он был разрядник. У него на груди даже висел значок с надписью – Первый разряд по шахматам. Что там мастер спорта, это ерунда. Вот первый разряд это да. Первый он оттого и называется первый, что самый главный. Я гордился своим папой. Играя в шахматы в городском саду он почти никогда не проигрывал. К нему подсаживались разные дяденьки, но попередвигав фигурки всегда освобождали место другому шахматисту. Увидев нас, папа доигрывал партию и мы все довольные возвращались домой. Дома у нас всегда на столе стояли шахматы. Папа участвовал в разных соревнованиях по шахматам и обязательно выигрывал, принося домой грамоту или диплом за победу в турнире. «Вот Вовка» - говорил он. - «Учись и ты играть в шахматы». И я твердо решил научится. Уж больно мне хотелось, как папа сидеть за столиком в Городском саду и всех обыгрывать. Я конечно не сам учился, а папа придя с работы рассказывал, как надо расставлять шахматы, как ходит каждая фигура, что в шахматах самый главный это король и его надо беречь как зеницу ока, охраняя своими фигурами, стараясь при этом нападать на короля соперника. С каждым днем я все больше и больше узнавал о шахматах. Довольно быстро я научился ставить детский мат и делать рокировку пряча короля за пешки. Узнал много новых слов – дебют, эндшпиль, гамбит. Мог назвать всех чемпионов мира от Стейница до Таля. Мне очень нравилось играть с мамой. Я у нее всегда выигрывал. Она почему-то во всех партиях умудрялась “зевнуть” то фигуру, а то и целого ферзя, приговаривая – «Ай, Ай. Опять “зевнула”». Время в детстве тянется медленно-медленно, а мне так быстро хотелось научиться играть. Я рос и играл все лучше и лучше. Когда родителей не было дома я решал задачки из шахматных книжек и журналов, которых в доме было превеликое множество. Уже папа, играя со мной, иногда задумывался над своим ходом. Посещая Городской сад я подолгу задерживался в шахматном павильоне, наблюдая как играют взрослые, стараясь угадать очередной ход белых или черных фигур. Так прошло целых три года. За это время я выучился читать и сам без помощи родителей разбирал партии гроссмейстеров. Знал разные дебюты и даже защиту со страшным названием – Каро-канн». Правда мне еще ни разу не удавалось сыграть с посторонними шахматистами. Только папа и мама были моими соперниками. А мне так хотелось сыграть шахматную партию с кем-то еще.
И в один из выходных дней мы отправились в Городской сад без мамы. Излишне
говорить, что мы пошли не кататься на качелях и не есть мороженое. Мы шли в
шахматный павильон. Я подрос, уже не боялся страшной головы Карла Маркса и гордо шагал по известному маршруту держась за папину руку. В шахматном павильоне все так же стояла тишина, только стук шахматных фигурок да не громкие разговоры нарушали ее. Папа по своему обыкновению не сел на освободившиеся место, а переходил со мной от столика к столику, анализируя как играют другие. У одного столика где шла игра на “вылет” мы задержались. За этим столиком толстый, лысый дядька с крупной бородавкой на лысине, не много страшный как голова Карла Маркса, что стояла на постаменте, всех обыгрывал. Папа занял очередь для игры на “вылет”. Когда его очередь подошла он не сел за столик, а предложил толстому дядьке сыграть со мной. Дядька усмехнулся со словами – «Ты еще сюда весь детский сад приведи». Только уговоры, что я умею играть подействовали на него. «Ладно, давай быстрей» - сказал дядька, предлагая мне сесть за шахматную доску. Дрожь пробежала по моему телу. Я уже хотел расплакаться от вида грозного соперника и только голос папы – «Ну Вовка, давай» не позволил мне сделать это. Я уселся за высокий стол и по привычке стал болтать ногами. Почему-то все мальчишки усевшись на высокую скамью начинают болтать ногами, точно их ноги дергают за веревочки. Поняв, что я делаю что-то не то я стал серьезным. Грозный соперник взял в огромные кулаки две разноцветные пешки, спрятал руки за спину меняя пешки местами и вытянул руки ко мне произнеся - «Выбирай». Я ткнул пальчиком в правый кулак. Мне достались белые фигуры. Расставив фигуры по местам и пожав друг другу руки я двинул пешку от короля на две клеточки вперед. Е2-Е4. Любимый ход всех начинающих шахматистов. Партия началась. Соперник ни чуть не задумываясь ответил Е7-Е5. Я планировал продержаться хоть пятнадцать, двадцать ходов в мыслях твердя – «Только бы не “зевнуть”, только бы не “зевнуть”» в надежде что папа после отомстит за меня. На доске началось сражение, вернее сказать дебют под названием – Защита двух коней. Мой соперник все так же ни чуть не задумываясь двигал фигуры. Тем не менее фигур на доске становилось все меньше и меньше, а преимущества ни черные, ни тем более белые не имели. Грозный дядька видно не понимая почему так происходит начал более внимательно смотреть на доску. Наконец ему удалось выиграть у меня пешку. Но к этому времени почти все фигуры покинули поле битвы и поверженные стояли возле шахматной доски. На доске остались только два одиноких короля и выигранная пешка, которая как ни старалась в ферзи пройти не могла, так как мой король ловко состроил ей оппозицию. Ничья. Мой соперник не мало удивился такому исходу битвы. «Давай еще одну партию» - предложил он и начал расставлять на своей стороне белые фигуры. Краем глаза я заметил, что за нашей игрой наблюдал не только мой папа, а уже стояло несколько человек. Расставив фигуры мы начали вторую партию. На доске начался дебют под названием - Испанская партия. Грозный соперник уже не вертел головой во все стороны, а терпеливо разглядывал доску отыскивая лучшие ходы. Его блестящая лысина покрывалась потом, который он вытирал носовым платком, а бородавка покраснела от напряжения. Я тоже не отставал и пыхтел над каждым ходом. Фигуры, как и в первой партии постепенно покидали поле битвы. Теперь уже я сумел выиграть пешку. И мне не хватило совсем чуть-чуть, что бы выиграть партию. Противник чудом спасся делая вечный шах моему королю. Опять ничья. Ни говоря ни слова дядька развернул доску и стал расставлять на своей стороне черные фигуры, дав понять, что готов к новому сражению. Я расставил белые. Возле стола уже собралась целая толпа зрителей. Заядлые шахматисты оставляли свои не доигранные партии и спешили посмотреть, что происходит в дальнем углу павильона, окружив нас со всех сторон. D2-D4 начал я партию Ферзевым гамбитом. Это вызвало у соперника замешательство. Уже в дебюте белые фигуры получили подавляющее преимущество, загнав черного короля в угол. Дядька то доставал из кармана папироску и стучал ею по столу, то снова убирал ее в карман. Его голова стала похожа на красный воздушный шар. Я даже боялся как бы она не лопнула. Мои фигуры атаковали и атаковали неприятеля. Особенно отличался конь. Он так и норовил запрыгнуть в лагерь противника. «Вам шах» - едва слышно произнес я, придвинув своего ферзя вплотную к вражескому королю. Обрадованный дядька не заметив нависший угрозы, быстро съел ладьей моего ферзя, посчитав, что я зевнул. И тут в дело вступил мой любимый конь. Он взвился над фигурами противника и запрыгнул на поле F7. «Вам мат» - объявил я. На доске стоял спертый мат. Шахматный павильон наверное никогда не слышал такого шума. Кто-то смеялся, кто-то говорил –«Во пацан здорово сыграл», кто-то начал разбирать только что сыгранную нами партию, а мой грозный соперник зажав папироску во рту стыдливо удалился из павильона. «Молодец Вовка» - услышал я голос отца. «Ну, хватит на сегодня. Пошли есть мороженное». У фонтана с золотой рыбкой он купил мне дорогущее, самое вкусное на свете мороженое за двадцать восемь копеек. Вкус этого мороженого я не забуду никогда, как и те три партии сыгранные мною давным-давно в шахматном павильоне, что стоял в укромном уголке нашего Городского сада.

Спасибо всем, кто дочитал до конца


Последний раз редактировалось: Корчева (Пт 15 Мар 2013, 22:47), всего редактировалось 1 раз(а)
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Пт 15 Мар 2013, 22:36

АНАСТАСИЯ.

Наступил долгожданный выходной. Один из последних осенних погожих деньков, когда ярко светящее солнце почти не грело, растущая под окном береза последними листьями стыдливо прикрывала свою наготу, а перелетные птицы уже давно нежились в теплых странах. Еще несколько дней и земля покроется белым, пушистым покрывалом, которое будет рваться под ногами, превращаясь в непролазную грязь. Этого выходного ждал давно. Верная “терка” да рюкзачок с крепким чаем и бутербродами, грузятся в багажник “жигулей” где давно прописался верный фискарь. Полчаса по асфальту, еще полчаса по ухабистой проселочной дороге и машина тормозит недалеко от деревни. Когда-то это была большая деревня. Теперь же она в основном использовалась дачниками, только запасенные на зиму поленницы дров у нескольких изб, указывали на наличие постоянных хозяев. Распаханное поле со следами убранного картофеля протянулось от огородов до мелкого перелеска. На этом поле мне предстояло провести выходной. Предчувствие находок подымало настроение. Где-то здесь спрятались в земле позеленевшие кружочки монет, обломки нательных крестиков и украшений, история давно ушедших дней. В такие моменты житейские заботы с их вечными проблемами уплывают куда-то далеко. “Терка” весело попискивает, указывая на наличие металла в земле. Лопата не дает скучать рукам. То тут, то там приходится переворачивать мягкий грунт и выискивать, что же нашла “терка”. Каждая находка по-своему интересна. Фантазия рисует красочные картины при которых предметы попали на поле. Несколько найденных зеленых кружочков, пара крестиков, оловянный перстенек с замысловатым рисунком утяжеляют карман. Не заметил, как продвинулся к краю деревни. Неожиданно со стороны дома с громким лаем выскочил пес. Вернее не пес, а подобие пса. Небольшая собачка непонятной породы и такого же непонятного окраса, задрав хвост, бегала кругами, оглушая окрестности громким лаем, косясь черным глазом в мою сторону. Она исправно исполняла роль звонка. «Фу Манька» - прикрикнул на нее дед, появившийся из-за избы, грозя ей клюкой. То ли грозный окрик деда, то ли черная клюка подействовали на Маньку и она, виляя хвостом, стала жаться к ногам хозяина. Дед с черной клюкой прихрамывая стал приближаться ко мне. «Как бы и мне не попало черной клюкой» - пронеслось в голове. “Вилять хвостом”, как Манька, совсем не хотелось. Но поскольку ничего плохого я не делал, то и убегать смысла не было.
- «Здравствуй сынок. Вот гляжу, ты тут монетки ищешь».
Такого начала разговора я не ожидал. Передо мной стоял древний дед с огромной седой бородой с прищурившимся взглядом, как бы изучавший своего собеседника. Видно было в молодости он был красив, крепок и силен. Брюки галифе и выгоревшая на солнце фуражка выдавали его офицерское прошлое. Только валенки с калошами да черная клюка с костяным набалдашником, портили его внешний облик.
- «Здравствуй отец. Откуда у тебя такие познания про монеты»?
Довольный дед ухмыльнулся:
- «Я такие приборчики знаю, когда тебя еще на свете не было».
Он как-то умело коверкал слова, выражая этим свое превосходство надо мной. Удивление только нарастало. Откуда древний дед мог знать про металлодетекторы? Поймав мою растерянность во взгляде, улыбнувшись он предложил:
- «Ежели не торопишься, давай присядем я тебе и расскажу. А то стоять долго не могу. Доктора говорят у меня в суставах, что-то откладывается».
Мы уселись на скамью, прибитую вдоль избы на солнечной стороне. За одно, пора было и перекусить. Сняв рюкзачок, налив горячий чай в крышку от термоса, приготовился слушать деда.
- «В этой деревне я и родился»
Начал дед.
- «Вот там»
Он махнул клюкой в сторону слепящего солнца.
- «Видишь небольшой холмик, а перед ним засыхающий тополь? Это место где началась моя жизнь».
Дед поправил фуражку, что бы осеннее солнце не слепило глаз и не торопясь продолжал:
- «Вот и все, что осталось от нашего некогда шумного дома. Тополь тот посажен отцом в честь моего рождения. Стало быть, тополь мой ровесник. Семья наша была большая по современным меркам. Семеро детей. Четыре сестры и три брата. Я самый младший. Время шло тяжелое. Недавно Гражданская война отгремела, отец с нее израненный вернулся. Не успели они с матерью домашнее хозяйство на ноги поднять, коллективизация началась. Все, что наживалось годами, новая власть заставила в колхоз сдать. Может от этого, а может еще от чего, но через пару лет после моего рождения отца не стало. Пришлось матери нас одной растить. Девки, перед войной, успели в город податься. А в сорок первом старших братьев на фронт позабирали. Мы с мамкой вдвоем остались. Жили мы с ней впроголодь. Работали за трудодни, которые кое-как отоваривали зерном. По вечерам она любила царские времена вспоминать. А вспомнить ей было что. Была у нее родная сестра. Родней, наверное не куда. Родились они двойняшками, как две капли воды похожими друг на друга. Когда подросли стали самыми главными красавицами во всем селе. И даже имена красивые имели - Анастасия и Елизавета. А неподалеку от деревни усадьба барская стояла. Не сказать, что бы очень богатая, но и не последняя была. На той усадьбе жил барский сынок с родителями. Наверное не только в сказках, но и в жизни случается, приглянулась молодому барину мамкина сестра. Полюбил он ее очень сильно. Долго молодой барин добивался руки Анастасии. Сколько разных историй из-за сходства сестер произошло не пересказать. Но все же, добился молодой барин своего, сосватал мою тетку Анастасию. Может и я сейчас в Питере жил да видно не судьба. Революция многим жизни поломала. Перед самыми погромами Анастасия рассказала моей матери, что собирается с мужем уехать за границу, переждать смутные времена, а некоторые ценные вещи барин хочет припрятать на усадьбе. Да видать не успели они уехать. От барской усадьбы одно пепелище осталось, а что с барином и моей теткой стало о том уже ни кто не ведает. Усадьба барская стояла не далеко от деревни. В местечке под названием Паранькино. Видно в старые времена там какая-то Паранька жила. Местечко то я хорошо знал. Мы мальцами туда по грибы бегали. Там еще не все заросшее было. Липы огромные рядами стояли. Само собой конечно и пруд был с карасями. Так начало войны и жили. Днем работали, а по вечерам разговоры разговаривали. В сорок втором друг за другом две похоронки получили. Один брат под Сталинградом погиб, а второй под Ржевом навсегда остался. Погоревали, поплакали, но таких как мы пол деревни было, каждый день кому-то треугольничек с казенным подчерком приносили. А в сорок четвертом и мне повестка пришла. Как мать не убивалась: «Последний ты у меня остался», воевать надо. Определили меня в инженерные войска. Проще сказать в саперы. Дело это опасное, один раз ошибешься и пиши - пропало. Нас, молодых, поэтому в учебку направили. Пока обучали минному делу, фрицу шею без нашей помощи сломали. А может просто поберегли молодежь, кровь и так рекой текла. Но послужить мне довелось. Много еще неразорвавшегося железа лежало в земле. Всю Европу исколесил. Друзей терял, сам чудом в живых оставался. В те годы и взял миноискатель в руки впервые. Малый я был смышленый, всегда к технике тянулся. Пока по Европе ездил, письмо от сестер получил со скорбной вестью о матери. Не дождалась она меня. Возвращаться было не к кому, так и остался на службе. Служил честно. Технику новую осваивал. Женился, конечно. С молодой женой по гарнизонам мотался. Сын у нас родился. До майора дослужился. В общем, все как у людей было. Вот как-то на учениях помню, стал я прибор настраивать он возьми и запищи над землей, где ничего быть не должно. Ковырнул землю немного, а там царская монета лежит. Походил с прибором по округе, еще три монетки откопал. Ценность у них не велика была, но затянуло меня это дело. Как с солдатами куда поедем, так я обязательно с прибором похожу, поищу по округе. Конечно и железок много не нужных откапывать приходилось, но и монетки попадались. Один списанный миноискатель себе прибрал, настроил его получше. Народ по грибы да на рыбалку едет, а меня “хлебом не корми”, дай походить с прибором, поискать, что в земле лежит. Целую коллекцию разных монеток насобирал. Супруга поначалу ворчала, но потом смирилась. Да и сыну интересно было разглядывать старые, найденные предметы. В музей не каждый день ходишь, а тут вот она – старина в шкафу лежит. Про Паранькино конечно никогда не забывал. Очень мне хотелось попасть на барскую усадьбу, походить по знакомым местам, посмотреть, что с родной деревней стало. Но служба есть служба. Только когда выслужил срок, появилась возможность перебраться в город поближе к родным местам. За долгие годы многое в моей деревне переменилось. Появилось электричество. В тучные колхозные годы вырос кирпичный скотный двор. По полям ползали трактора. Клуб отстроили. Но времена быстро меняются, молодежь уже ручейком потекла из колхоза в цивильную городскую жизнь. Кто ракеты строить, а кто разгульную жизнь вести. От многих изб оставались только холмы из собранного в кучу мусора да огромные тополя, посаженные в честь рождения детей. Знакомые с детства поляны, где раньше сенокос был, начали зарастать ольхой. Лесные дороги, по которым в старые времена на лошадях ездили за дровами, превращались в тропинки. Мой родной тополь встретил меня шумя листвой, как бы жаловался на долгое отсутствие хозяев. А от барской усадьбы остался только пересохший пруд да несколько лип, кое-как сохранившихся в дебрях кустарника. Ни что уже там не напоминало о жизни богатой семьи. Частенько я приезжал в деревню. То с сыном по грибы, то по ягоды ходили, а иногда и с прибором по местным полям похаживали. Пришло время мне рассказывать ему историю нашей фамилии. Барская усадьба нас тянула к себе точно магнит. Хотелось в бывшей усадьбе, что-то ценное найти. Найти-то хотелось, а как найдешь, когда все кругом железом усыпано. После пожара все гвозди в земле оказались. Мы уж и там покопаем и там покопаем, все бесполезно. Ничего интересного не попадалось. Пришлось с этой мыслью расстаться. Уже и сын вырос и внуки пошли, а мне все усадьба покою не давала. Даже во сне снилась. Стал я вспоминать мамкины рассказы про Паранькино, где и что находилось. Где барский дом стоял, где конюшня была, где псарня, а где сад рос. Думал, прикидывал, куда барин мог что-то припрятать, если конечно вообще что-то прятал. И вспомнил про беседку, которая в липовой аллее стояла. В этой беседке барин Анастасии свиданья назначал, а позже в любви признался. Ну, думаю, последний шанс. В комплект к прибору щуп взял, как на минное поле собрался. Приехал в Паранькино. Начал искать место, где беседка стояла. Легко сказать, а попробуй найди, когда все кругом кустарник заполонил. Не то, что искать, а пролезть тяжело. Хорошо топорик с собой прихватил. Где-то подрублю, где-то подкопаю. Как ни тяжело было, а нашел-таки место беседки. Вырубил кустарник вокруг. Прибор на каждый гвоздь свистит. Стал щупом искать. Тут мне армейская наука сильно пригодилась. Опыт у меня не маленький был. Устал, перемазался весь, хотел уж плюнуть на все, как вдруг щуп в металл уткнулся. Сразу копать не стал. Посидел, подумал. Все говорю, если не здесь, то поиски прекращаю. А сознание золотишко припрятанное рисует. В уме уже считаю, сколько государству отдать придется. Стал копать. Так и есть, достаю из земли ящичек медный. Весь зеленый. Тяжелый. На крышке вензель виден. Огляделся по сторонам ни глядит ли кто за мной. Нет, смотрю все тихо. Открываю, сверху бумаги лежат пожелтевшие от времени, а под ними рубли с портретом Николая. Руки трясутся, пот прошиб. Вот думаю, нашел. Стал монеты разгребать в ящичке, а под ними в тряпице, что-то небольшое, завернутое лежит. Иконка что ли? - подумалось. Разворачиваю, а с позолоченного медальона смотрит на меня молодая, красивая в дорогих одеждах… моя мама. Чуть сознание не потерял от неожиданной находки. Сколько времени сидел я с тем медальоном в руках, даже не знаю. Смеркаться уже начинало. Только потом разглядел резную надпись на обратной стороне – “Моей любимой Анастасии”.
Дед на минуту замолчал и продолжил
- «Клад, само собой разумеется, государству отдал, а медальон сейчас у сына, как семейная реликвия хранится. Чуть попозже я этот дом в деревне купил. Здесь я родился, здесь видно и помирать теперь буду».
Глаза деда подозрительно заблестели от воспоминаний и он едва слышно произнес:
- «Наверное с тополем вместе».
Опершись на клюку, древний дед замолчал, задумчиво глядя на засыхающий тополь. У его ног дремала Манька, подставив морду почти не греющим солнечным лучам. А на скамье в крышке от термоса, так и стоял не отпитый, уже остывший крепкий чай.
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Пт 15 Мар 2013, 22:37

Серебряная “макака”.

История о которой вам сейчас расскажу, произошла давным-давно. В те далекие годы Советский народ подымал целину, осваивал космос, а я как и миллионы моих ровесников, жил в самой прекрасной и счастливой стране. Утром, повязав под воротнички рубашек красные, пионерские галстуки, ватагой мальчишек неслись мы в школу по пути успевая покататься, усевшись верхом на портфель с учебниками на ледяных горках, изваляться в сугробах и оторвать пару пуговок. Вернувшись домой с нетерпением ждали, когда из радиоточки звучный голос Левитана объявит на весь мир:
- «Говорит Москва. Работают все радиостанции Советского Союза»
с информацией об очередном запуске спутника, или даже ракеты с космонавтами. И тогда мы выбегали поздним вечером на улицу искать, задрав головы, маленькую светящуюся точку, медленно плывущую в звездном океане. Газетные статьи и журналы пестрели словами физика, химия, кибернетика, электроника. Может под влиянием этих умных слов, может по какой другой неведомой мне причине, мама отвела меня в большой, красивый дом с колоннами. Над колоннами огромными буквами красовалась надпись – Дворец Пионеров.
- «Выбирай»
Предложила она, стоя у расписания кружков. Каких только кружков там не было. И умелые руки и танцевальный и спортивный и конечно авиа и судомодельный. Помявшись минут пять, почесав затылок, я ткнул пальцем в большущий лист со словами:
- «Хочу в этот».
Палец замер у надписи – Радиотехнический. Там я и познакомился с рыжим, курносым мальчишкой по имени Вовка. Вовка был моим ровесником и как оказалось, жил совсем недалеко от меня. Единственное, что нас разделяло это то, что мы учились в разных школах. Преподавателем в радиокружке работал Сергей Петрович, не молодой с военной выправкой мужчина, прошедший войну. Вместо левой руки у него висел пустой рукав, аккуратно заправленный под ремень. Правда иногда, когда Сергей Петрович приходил в костюме с галстуком, его левая рука непостижимым образом вырастала и из рукава торчала черная кисть. Нам с Вовкой так и хотелось потрогать эту черную руку, но страх останавливал нас. Сергей Петрович учил мальчишек основам радиотехники, работе с паяльником и инструментом. Между собой мы звали его СеПет. В радиокружке к нашим оторванным пуговицам добавились капли припоя на штанах и незабываемый запах дымящийся канифоли, пропитавший нашу одежду насквозь. Во дворце пионеров объявили конкурс на лучшие поделки. Время шло к летним каникулам и нам с Вовкой очень хотелось поучаствовать в конкурсе и смастерить полезную для лета вещь.
- «А вы попробуйте сделать металлоискатель»
предложил СеПет.
- «Схему я вам подберу и настроить помогу».
Предложение мы восприняли на ура. Металлоискатель стоило сделать только из-за одного названия. Это не какие-то там, мигающие лампочки, это действительно необходимый в мальчишеских играх прибор. И мы с Вовкой
закатав рукава в ущерб школьным урокам, принялись за дело. Как бы то ни было, но через месяц упорного труда и помощи СеПета, металлоискатель заработал, а после выставки был принесен домой и показан родителям с великой гордостью. Причем металлоискатель поочередно ночевал то у меня, то у Вовки в зависимости от того к кому и когда приходили гости. Это была наша лучшая конструкция. Мы учили взрослых пользоваться им, рассказывали что такое нулевые биения и как они начинают свистеть, когда подносишь консервную банку к катушке. Никогда не забывая добавить при этом:
- «Мы сами его сделали».
Наступило долгожданное лето. Время, когда взрослые не знают, куда пристроить своих чад. Вовка на лето обычно уезжал к деду в деревню, а я по привычке, планировал болтаться в городе. Деревня в которую уезжал Вовка, была очень маленькая, всего четыре дома и он там сильно скучал. Что бы Вовке не скучать на каникулах, наши родители договорились отправить с ним и меня. И в один из выходных дней, желтый ПАЗик переваливаясь с бока на бок, злобно рыча на рытвинах, повез двух друзей по дороге вымощенной булыжником. От большой дороги до деревни мы шли еще километров пять грунтовкой по лесу. Но что значат пять километров для молодых ног, когда за плечами рюкзаки в руке металлоискатель, а впереди ждут удочки и летний отдых. В тайне ото всех, мы планировали найти металлоискателем гильзы от патронов, а если повезет то и целые патроны. Деревня, где жил дед, стала маленькая потому, что во время войны фашисты сожгли ее. С войны почти ни кто не вернулся и отстраивать ее заново было некому. Так и стояли эти случайно уцелевшие четыре избы. Вовкин дед, еще крепкий мужик, встретил нас с нескрываемой радостью. Он тоже воевал и доехал на своей полуторке до самого Берлина. Трижды лежал в госпитале и чудом остался в живых. В сарае у деда стоял ржавеющий мотоцикл марки – Минск, еще одна удачная находка для наших каникул. Дед обещал научить нас ездить на мотоцикле. Наигравшись в первые дни отдыха с металлоискателем, выкопав кучу ржавых банок и железок, мы с Вовкой приступили к изучению мотоцикла. Я конечно не первый раз видел такой мотоцикл. В городе он часто попадался на дорогах. Не знаю почему, но эту марку мотоцикла всегда называли - Макака. Так и говорили:
- «Вон Петька на “макаке” поехал».
Или с завистью:
- «Сергеевы вчера “макаку” купили».
Изучение “макаки” пополнило мой лексикон такими странными словами как: карбюратор, кигстартер, коленвал. Дед сдержал свое слово, он заливал в бак красный шестьдесят шестой бензин, добавлял в него автомобильного масла и учил нас переключать передачи, газовать и пользоваться сцеплением. Всего через несколько дней мы с Вовкой вполне прилично гоняли на “макаке” вокруг домов, жутко тарахтя и пугая местных бабулек. Нам с Вовкой конечно сразу захотелось сделать выезд на более дальние расстояния. Но дед был умен и хитер. Прежде чем разрешить нам ездить на дальние расстояния он, как придирчивый “гаишник”, заставил нас сдать экзамен по вождению, вымыть “макаку”, смазать все трущиеся узлы и покрасить для придания внешнего вида. Занятия в радиокружке не прошли даром. Мы уже владели инструментом, а покрасить “макаку” оказалось совсем плевым делом. Краску дед приготовил из алюминиевой пудры, смешав ее с лаком. Взяв кисти в руки, два “моляра” приступили к делу. До чего же приятно было смотреть, как “макака” меняла свой ржавый цвет. Правда Вовка совершенно не нарочно умудрился ткнуть и меня кистью, а заодно сесть на только что выкрашенное переднее крыло макаки. Но это ерунда. Всего через полчаса “макака” стояла на зеленой траве серебрясь на солнце, а мы с серебряными руками и в серебряных штанах, любовались выполненной работой. Пришло время выбирать маршрут поездки. К нашему великому сожалению речки вблизи деревни не было и дед подумав, посоветовал нам съездить на пруд, который находился довольно далеко от дома, рассказав, что там раньше ловились жирные караси. Вовка знал где находится этот пруд и знал по рассказам деда, что недалеко от пруда в старое время стояла усадьба где жил помещик. В деревне даже поговаривали, что в усадьбе жил дальний родственник деда, а значит и Вовки. Приготовления к поездке заняли целых два дня. Нам не терпелось отправиться побыстрее и наставления деда быть аккуратными и не бесится, пропускались мимо ушей. Наступил долгожданный день. Еще с вечера удочки и металлоискатель привязаны к мотоциклу в рюкзак положена саперная лопатка и утром, сытно позавтракав, загрузив съестные припасы с бутылкой воды, мы подкачав бензин в карбюратор, будим “макаку” ударом ноги по кигстартеру. А она внезапно проснувшись, недовольно тарахтит на всю деревню. Засветло дед приказал нам обязательно вернутся. Дорога до пруда шла по лесу. Раньше по ней ездили на лошадях, но со временем дорога заросла, превратившись местами в узенькую тропинку. Мы с Вовкой, как бывалые мотоциклисты, каждые сто метров останавливали “макаку” и плевали на ее сердце, разглядывая кипит, или не кипит мотор. Кончилось это тем, что во ртах у нас пересохло и плевать стало уже совершенно нечем. Воду в рюкзаке мы благоразумно решили поберечь и нашу гибель от жажды спас журчащий ручей. Он петлял вдоль тропинки по которой тарахтела “макака”, иногда даже пересекая ее. Срезав по дудке в изобилии растущие вдоль ручья, два туриста подобно коровам у водопоя с наслаждением сосали, как через соломинку холодную, живительную влагу. Однажды во время очередной остановки, Вовка случайно перекрыл краник у бензобака на что “макака” наотрез отказалась заводиться. Кигстартер отбил нам все ноги. Заводя с разгона и я и Вовка совершенно выбились из сил. Уже не мы, а “макака” ездила на нас. Как случайно Вовка закрыл краник, так случайно и обнаружил что он закрыт.
- «Эх, я растяпа»!
Сокрушался Вовка. Поворот краника, удар ногой по кигстартеру и “макака” вновь дружелюбно тарахтит приглашая в путь. И вот цель нашего путешествия достигнута. Приличных размеров пруд, местами сильно заросший осокой и камышом с редкими большими березами вдоль берега, приветствует нас кваканьем лягушек. “Макака” занимает почетное место на возвышенности, а мы копаем червей и стараясь не шуметь, забрасываем удочки. В том, что сейчас начнется карасиный жор, сомнений быть не могло. Но прошло пять минут, десять, пятнадцать, двадцать, а поплавки так и колебались на воде, как будто уснув. Мы с Вовкой, намаявшись со строптивой макакой, сами здорово проголодались и готовы были проглотить даже земляного червя. Пришлось обедать. Жуя картошку, солили и терли друг об друга половинки свежих огурцов не забывая при этом краем глаза коситься на поплавки в надежде вот сейчас, вот сейчас. Но абсолютно ничего не происходило. Поплавки все так же спали и только лягушки, редким кваканьем, смеялись над нами. Вовка встал и насадив свежего червя, вновь закинул удочку со словами:
- «А может карася здесь и вовсе нет? Да ну его. Пошли патроны поищем».
Отдохнув не много мы включили металлоискатель, настроили нулевые биения и поочередно надевая наушники, начали ходить вокруг водоема. Это занятие так увлекло, что про удочки было начисто забыто. Нам попадались кованые гвозди, старые железные петли, какие-то непонятные железки от которых веяло стариной и пахло ржавчиной. Представляя себя искателями старинных сокровищ, вспоминая книжки про пиратов, мы с усердием выкапывали из земли найденные предметы. И вот первая настоящая находка - ружейная гильза. Кто был мальчишкой тот знает, что значит гильза для мальчишки. Ее можно показывать друзьям, можно свистеть в нее поднеся ко рту и сильно дуя, а можно и променять на что-то еще более ценное. Уставшие, перемазанные землей, мы наслаждались отдыхом. День клонился к вечеру. Съестные припасы закончились, карась отказывался клевать, территория вокруг пруда полностью исследована, а значит, пора собираться домой. Но гильза была всего лишь одна и никак не хотела делиться на двоих.
- «Пошли еще вон там поищем, около зарослей. Может еще одну
найдем и тогда сматываем удочки».
Вовка махнул рукой в сторону не высокого холмика сильно поросшего кусачей крапивой. Долго уговаривать меня не пришлось и я надев наушники стал водить металлоискателем у зарослей крапивы. Металлоискатель засвистел так, что даже Вовка услышал. Он стал тыкать лопатой в землю, но почему-то все время попадал в железку. Наконец ему удалось приподнять плоский лист покрытый ржавчиной. Под листом железа стоял не большой чугунок наполненный землей.
- «Тьфу ты»
Вовка плюнул с досады.
- «И стоило мучиться. Ладно. Возьмем деду в подарок. Пусть он в чугунке гвозди хранит».
Вовка вытащил чугунок, перевернул его и стал трясти, что бы высыпать землю. К нашему великому изумлению из чугунка, вместе с комьями земли, посыпались черно-серые кружочки. Еще не понимая, что это такое Вовка трясет пустой чугунок.
- «Монеты».
В один голос кричим мы. На земле лежат монеты, а на них изображен рабочий, который бьет по наковальне.
- «Пролетарии всех стран соединяйтесь. Один полтинник».
Читаем вслух. Только теперь до нас постепенно доходит, что мы нашли клад. От радости и я и Вовка “ходим на головах”, а серебряная “макака” смотрит на нас своим блестящим глазом и улыбается рулем, как бы говоря:
- «Это я вас сюда привезла».
Дорогу домой я помню смутно. Уже не было остановок через каждые сто метров. От избытка эмоций не помню, как нас встретил дед. Помню только, что через пару дней в деревню приехали наши родители. На семейном совете клад поделили поровну, а нам с Вовкой строго-настрого запретили рассказывать о нем кому бы то ни было. Для нас с Вовкой это конечно стало невыносимой пыткой. Но мы сдержали данное слово.
Давно уже нет той серебряной “макаки”, исчезла во времени и та деревня. Но мы с Вовкой, а вернее с Владимиром Ивановичем, главным инженером одного НИИ и сейчас иногда запрыгиваем в серебристую “ниву”, кидаем в нее удочки, лопаты, металлодетекторы и мчимся на поиски жирного карася, ружейных гильз и старинных кладов. Только спустя много-много лет я узнал название той самой прекрасной и счастливой страны, которую потерял навсегда. Эта волшебная страна хорошо известна и тебе мой дорогой читатель. Она называется – Детство. Береги ее.
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Пт 15 Мар 2013, 22:38

СТРАННЫЙ ГОСТЬ.

Каникулы продолжались. Серебряная макака стала нашим третьим другом.
Мы с Вовкой уже не мыслили жизнь без макаки. Она носила нас и по ягоды и по грибы и конечно на поиски гильз и старинных кладов. Такой тяжкий труд для старенького мотоцикла не проходил даром. Иногда макака умирала. На удары ногой по кигстартеру она отвечала только редким чиханьем и пусканием слабого дымка из выхлопной трубы. Тогда нам с Вовкой приходилось закатывать рукава и под руководством деда, как заправским хирургам залезать во внутренности макаки. После ремонта, макака в благодарность нам вновь дружелюбно тарахтела, а мы с Вовкой стояли похожие на кочегаров и довольные собой, улыбались во весь чумазый рот. Ночи становились длиннее, вечера прохладнее, каникулы подходили к концу. Что бы мы не скучали по вечерам, дед за чашкой чая с малиновым или клубничным варением, рассказывал нам о войне, о деревне, о своей нелегкой молодости. В один из таких вечеров, за окном послышался звук мотора, громко хлопнула дверца и кто-то постучал в избу.
- «Кого это на ночь нелегкая несет»?
Дед лениво встал, включил свет в сенях и пошел открывать. Мы с Вовкой услышали, как щелкнула задвижка, скрипнула дверь.
- «Отец Георгий? Проходи пожалуйста».
В голосе деда зазвучали удивленные нотки. Послышались шаги и в комнату, одетый во все черное, вошел толстый дядька с огромной черной бородой. На его груди, на толстой цепочке, висел большой, блестящий крест.
- «Гляди, гляди. Это наш поп. Он в церкви служит»
Вовка шептал и толкал меня в бок. Я никогда в жизни не видел настоящего попа так близко и сидел раскрыв рот. Да и деду с Вовкой, запоздалое появление такого гостя, было совершенно не понятно. Поп перекрестился и увидев в наших глазах растерянность улыбнулся.
- «Понимаю, что маленько припозднился. Но извините, служба шла. Раньше никак не получилось».
Улыбка попа вселила в нас с Вовкой уверенность и он больше не казался таким страшным, как в начале. Дед налил попу чаю и мы, намазывая варенье на булку, стали ждать рассказа, что привело странного гостя в столь поздний час. Поп поговорив с дедом о житейских делах, справился о здоровье и повернулся к нам.
- «Вот вы-то мне и нужны. Дошли до меня слухи, что у вас есть металлоискатель. На селе бабки говорят:
- «Вовка со своим дружком весь металл из земли повыкапывали».
Поп опять заулыбался. Его простой голос и улыбка располагали к разговору. И мы с Вовкой наперебой начали рассказывать о металлоискателе, как он работает и как много железа лежит в земле. В доказательство были принесены найденные нами гильзы и даже целый патрон. Довольный поп отхлебывая чай из блюдца, причмокивал и разглядывал наши сокровища не переставая удивляться находкам и нашим объяснениям.
«Есть у меня одна просьба» -
Здесь он стал серьезным и обращался уже и к нам и к деду.
- «В селе, где находится правление нашего колхоза, стоит старый храм. Вы и сами знаете, его сейчас как склад используют».
Было видно, что эти воспоминания неприятны попу. Но он продолжал:
- «Перед тем, как храм закрыли, службу в нем вел мой отец. Время было неспокойное. Иконы жгли, кресты и колокола свергали. Отца моего тоже не пощадили, забрали и больше я его не видел. А перед тем, как за ним приехали, отец поведал мне одну тайну. Была в храме какая-то очень ценная для храма реликвия. Вот ее мой отец и припрятал до лучших времен. Надеялся, что все образуется со временем. Но вернуться к службе ему уже не довелось. Место, куда он припрятал церковную реликвию, я примерно знаю, остальное все от вас зависит».
Поп замолчал и многозначительно стал глядеть на нас с Вовкой.
- «Если надумаете помочь и поучаствовать в поиске, приезжайте ко мне завтра в церковь. А вдруг с божьей помощью и отыщете».
И подумав, добавил
- «В любое время приезжайте».
Поговорив еще немного о житейских делах, допив чай, он попрощался с нами и вышел с дедом в сени, а удаляющийся звук двигателя сообщил об отъезде странного гостя. Мы с Вовкой поначалу были возмущены просьбой попа. В школе нам говорили, что бога нет. А тут пионеры должны искать какую-то церковную утварь. Но наши сомнения развеял дед, сказав, что церковные вещи это произведение искусства, не даром их даже в музеях выставляют. Кроме того в храме о котором говорил поп, крестили и его родителей и его самого, а значит то, что когда-то находилось в храме, было частичкой истории семьи. На следующий день, серебряная макака катила нас с Вовкой в церковь. Церковь стояла у большой дороги вымощенной булыжником, на самом краю большого села. Вернее эта была скорее не церковь, а небольшая часовня. Видно из-за малых размеров она и не была закрыта вместе с главным храмом. За часовней находилось деревенское кладбище с покосившимися крестами с огромными вязами и стаями вездесущих галок. Серебряная макака чихнула и замерла, остановившись у придорожного столба. Мы вошли в часовню. Полумрак и тихое потрескивание горящих свечей окружило нас. В нос ударил незнакомый запах ладана. Со стен и потолка на нас смотрели святые, как бы спрашивая
- «А вы что тут делаете»?
Нам с Вовкой стало не по себе, мы крутили взъерошенными головами, разглядывая внутреннее убранство церкви. На скрип входной двери, из алтаря, вышел вчерашний знакомый:
- «А-аа. Приехали. Вот и молодцы. Подождите меня на улице. Я сейчас выйду».
Через пять минут поп вышел на крыльцо часовни и закрыл за собой дверь на ключ. Это был уже вовсе и не поп, а обычный мужчина в костюме. И только большая борода выдавала в нем принадлежность к церковной службе. Заметив наше смущение поп улыбнулся и произнес:
- «Зовите меня Георгий Александрович, вам так проще будет, а теперь пойдемте ко мне в гости, там все и узнаете. Машина ваша пусть пока тут постоит».
Дом Георгия Александровича находился совсем близко к часовне. Это был простой деревенский дом с большим количеством икон на стенах. Налив нам парного молока в железные кружки, Георгий Александрович начал рассказ:
- «Как я говорил, какую вещь спрятал мой отец, я не знаю. Знаю только, что лежит она в медном сундучке. Ты, Вовка, наверняка знаешь проселочную дорогу, что идет мимо кладбища в сторону леса».
Вовка, отхлебывая молоко пробормотал:
- «Угу».
- «Около дороги, на опушке леса, есть большая поляна со старым дубом. Где-то на этой поляне и спрятал мой отец тот медный сундучок. Если найдете, все село вам спасибо скажет, а не найдете тоже не беда. Да вам и самим вижу интересно поискать. Каникулы ваши заканчиваются. А вдруг повезет».
Поговорив с Георгием Александровичем еще не много, мы радостные от предстоящих поисков клада и ощущений, неслись на макаке за металлоискателем. К нашему великому сожалению, из-за севших батареек поиски пришлось отложить на два дня. Но вот свежие батарейки вставлены в металлоискатель, серебряная макака радостно тарахтит, а дед с наставлениями, провожает нас в путь. Дорога до опушки леса занимала не более тридцати минут. Проехав по лесу метров сто, по левую сторону дороги мы с Вовкой увидели большую поляну со старым корявым дубом по центру. Ошибиться было невозможно.
- «Вот, то место о котором говорил Георгий Александрович»
Вовка откатил макаку и прислонил ее к дубу. Кроме дуба на поляне возвышался внушительных размеров стог сена. Скошенная трава заметно облегчала наши поиски. Разбив поляну на условные квадраты, настроив нулевые биения, мы начали поиски клада. Не торопясь водили прибором прислушиваясь к каждому свисту. Как ни странно, но железа на поляне оказалось предостаточно. То там, то там вонзали лопату в землю, собирая появившиеся на свет предметы в одну общую кучу. Казалось вот, вот и медный сундук будет в наших руках. Поляна вокруг дуба, была довольно большая и ее обследование заняло целых пять дней. Каждое утро я и Вовка садились на серебряную макаку и мчались к дубу. Вернее сказать уже не на серебряную. За время наших каникул, мотоцикл устал на столько, что от серебряного цвета остались жалкие намеки, двигатель дышал не ровно, а амортизаторы на каждой кочке давали как под зад коленом. Старая макака медленно умирала. Мы и сами устали целыми днями бегать с металлоискателем. Оставался последний день и пора было собирать вещи, готовится к отъезду. Перед последним днем каникул, дед устроил нам праздничный обед. Он купил большие плитки шоколада, поставил на стол бутылки с газировкой и вместе с нами пил сладкую воду приговаривая:
- «Не стоит расстраиваться. Может на следующее лето повезет.
Может клада на поляне и вовсе нет. А может его кто-то уже нашел».
Успокаивая нас, дед хитро улыбался. Вечером он поехал в правление, прихватив зачем-то нашу саперную лопатку. Последнюю ночь перед поиском и я и Вовка спали плохо. Нам все время снились то церковные сокровища, то поп в рясе, то тарахтящая, умирающая макака. Поляна с дубом уже напоминала перекопанное поле. Оставался последний неисследованный пятачок. Уже не веря в удачу, мы с Вовкой лениво водим металлоискателем, а он неожиданно бьет своим свистом по ушам. Без всякой надежды на успех, Вовка тычет лопатой в землю и неожиданно для нас обоих тащит из земли черный, металлический ящичек.
- «Вот он»!
Мы кричим и пляшем в восторге. После нескольких минут буйной радости мы смотрим на него. Две простых защелки скрывают от нас тайну клада. Руки тянутся к защелкам. Два легких щелчка эхом отдаются в головах, руки медленно подымают крышку в надежде увидеть кучу драгоценностей. Перед нашим взором предстает сложенный лист пожелтевшей бумаги, лежащий на тряпице скрывающей клад. Грязными, трясущимися руками Вовка берет листок в руки и читает текст послания:
- «Дорогие мои внуки. Если вы читаете эти строки, значит нашли то, что искали. Пусть это не церковный клад, но ваши ощущения от этой находки наверняка ничуть не уменьшились. То, что лежит на дне, теперь принадлежит вам».
Еще не дочитав письмо до конца, Вовка подымает тряпицы. На дне ящика лежат два великолепных, перочинных ножа с кучей лезвий и разных приспособлений. Мечта любого мальчишки.
- «Спасибо вам, дорогие мои внуки, за незабываемое лето».
Вовка узнает подчерк деда.
- «Вот зачем ему понадобилась вчера наша лопата»
бормочет он. Слезы катятся по его щекам то ли от радости находки, то ли от горести так и не найденного клада.
Серебряная макака вновь несет нас домой и разгоряченная, уставшая от ежедневных трудов, занимает свое почетное место в сарае. Летние каникулы подошли к концу. Через день, дед провожает нас до большой дороги вымощенной булыжником, обещая к следующему лету отремонтировать и покрасить макаку, а после, стоя на обочине, долго машет в след увозившему двух друзей желтому ПАЗику. И мы с Вовкой стоя у заднего стекла, машем ему руками, пока дед не скрылся из вида. Тогда мы еще не знали, что видим этого умного, великолепного человека прошедшего войну и расписавшегося на стенах рейхстага в последний раз.
Только много-много лет спустя, приобретя хорошие металлодетекторы, мы с Вовкой (Владимиром Ивановичем) нашли тот позеленевший, медный сундучок. В десяти метрах от старого дуба, строго на восток, на месте где когда-то давным-давно стоял свежескошенный стог сена, был обнаружен медный сундучок, а в нем старинная икона в серебряном окладе, которую так хотел найти странный гость. Теперь она висит в старом храме, недавно восстановленном и открытом для прихожан. Да вы и сами можете ее увидеть около алтаря. Говорят она чудотворная.
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Пт 15 Мар 2013, 22:39

СКАЗКА про ИВАНА-ДУРАКА
и клад ЗЛОГО ДУХА.

Люди ходят по полям,
По усадьбам, деревням.
Заступ старенький в руке,
Ломоть хлеба в узелке.
В поле, как косою машут,
Землю сапогами пашут.
Ямки заступом копают,
А из ямок подымают -
То монету старых лет,
То серьгу. Таких уж нет.
То вдруг пулю из свинца,
А то… дырку от кольца.
С ними я вчера пошел,
Медный в поле грош нашел.
На него гулял и пил.
Прогуляв все, сочинил
Сказ про то, как наш Иван
Вдаль ходил на океан
За красавицей женой.
Не суди меня друг мой
В сказке коли, что не так.
Если б я нашел пятак…
Если б гривну серебра…
Извини. Начну. Пора.
Жили, были на селе,
В покосившейся избе,
Три безусых молодца.
Все похожи на отца.
Годы шли, беда настала.
В черный день отца не стало.
Им в наследство от него
Не досталось ничего,
Только стайка голубей,
Пара дохленьких коней.
Грабли, вилы да лопата.
В том селе все не богато
Жили раньше, при царе.
Кстати ныне в том селе,
Вам скажу я по секрету,
До сих пор сидят без свету.
В вечер темный отдыхая,
Телевизоры включая
В полумраке при свечах.
Ждут, что скажут в новостях
Наш премьер и президент
Про ответственный момент
В нашей сказочной стране.
Может кто на стороне
Нам грозит, нахмуря брови?
Жить нам долго ль так, до коли?
То село ты верно видел.
То ли Бог его обидел,
То ли звезды так сошлись,
Нас же братья заждались.
Старший брат звался Кирилл.
Он работать не любил.
Знай, гоняет голубей
Меж берез да тополей.
Средний брат звался Пахом.
Только с ложкой за столом
Поднатужась он исправно,
Исполнял работу славно,
Кашу ложкою черпая
Да частушки напевая.
Здесь пора напомнить мне,
Что с братьЯми в той избе
Вместе жил и меньший брат.
Шапка на бок, простоват,
Лапти, старенький кафтан,
Звался меньший брат Иван.
Ваня молодец смышленый,
Работящий и веселый.
На лице не знал печали.
На селе чтоб ни скучали,
Хоть и был он ростом мал,
Иногда озорничал.
Раз соседскому коту,
За веревочку к хвосту,
Бубенцы он подцепил,
По селу кота пустил,
Бубенцы гремят, бренчат
На селе «Горим» - кричат.
Раз красавцу петуху,
Курей местных, жениху,
Всыпал пьяное зерно.
Все село ночь не спало,
Слыша, как петух орет,
Курам на смех, горло рвет.
В летний праздник на пирушке,
Любил Ваня, как петрушка,
Веселить честной народ.
Выходил за огород,
Красным девкам на лужайке,
Он играл на балалайке.
И над Ваней все шутили.
Братья старшие решили:
«Наш Ванюша простоват,
Малый малость глуповат,
Всю работу потому
Делать надобно ему».
С давних пор в святой Руси
У любого ты спроси,
Всякий скажет, как отрубит:
«Дурака работа любит».
Ваня мОлодец простой,
Братьям предан всей душой.
Он с утра воды наносит,
Для коней травы накосит,
Кашу вкусную наварит,
Самовар на стол поставит.
На печи братьЯ храпят,
Просыпаться не хотят.
Вот с печи, зевая ртом,
Слазит средний брат Пахом.
Да за стол спешит присесть,
Каши вкусной, чтоб поесть.
Он с молитвою крестИтся
На скамью к столу садится.
Самовар в избе поет,
Спать Кириллу не дает.
Старший брат с печи сползает,
Сны ночные вспоминает.
Встал, почесывая ухо
Да поглаживая брюхо.
Ко скамье идет пониже
К самовару, чтоб поближе.
На скамью, как на коня
Он уселся, говоря:
«Сон прекрасный видел ныне.
Возлежал я на перине
На резной кровати царской,
Рядом с дочерью боярской.
Балдахином мы сокрыты,
Все узоры златом шиты,
Покрывала из парчи.
Жаль проснулся… на печи».
Отвечал ему Пахом:
«Спал и я мертвецким сном.
Снилось мне, нашел я клад.
Стал и знатен и богат.
Видел, точно наяву
В жены дали мне княжну.
При дворе мы с нею жили.
Нам холопы подносили
Яства в блюдах дорогих,
Оставляли нас одних.
От такого сна проснулся,
Чуть с печи не навернулся».
Со скамьи Иван привстал:
«Я всю ночь вообще не спал.
Нам пора сыскать невест
Из богатых дальних мест.
Чтоб жена была умна,
Терпелива, весела,
Не ворчала, не кричала,
О другом чтоб не мечтала,
Красотой затмила б всех».
Вдруг раздался громкий смех:
«Сладко дурень ты поешь.
Где ж такую ты возьмешь?
Под венец с красой пойти,
Легче с златом клад найти».
Братья спорить здесь не стали.
В узелки пожитки взяли.
На икону помолились.
Да в далекий путь пустились.
Отыскать себе невест
Из богатых дальних мест.
Брат Кирилл пошел туда,
Где полночная звезда
Быстро по небу скатилась,
Вдаль за лесом опустилась.
Брат Пахом, запев частушки,
Пошел полем вдоль опушки.
Ну, а глупый наш Иван,
Прямиком… на океан.
Вот Кирилл ступает в лес.
В лесу ели до небес.
Ветви за руки хватают,
Страшным шорохом пугают.
Лес дремучий все темнее,
Ветви елей все длиннее.
На Кирилла страх напал,
-«Как бы здесь я не пропал».
Наш жених зажмурил очи,
Побежал, что было мочи
Прямиком… обратно к дому,
Где все мило и знакомо.
Где гонял он голубей
Меж берез, да тополей.
Брат Пахом идет по полю,
Проклинает злую долю.
Солнце голову печет
На пути река течет,
Мухи по полю летают,
Укусить за нос мечтают,
Пот соленый проступил,
Пахом выбился из сил.
Плюнул он на это дело
И… домой пустился смело.
Кашей вкусной насладиться,
Чтоб слюной не подавиться.
Только Ваня шел, да шел
Через горы, через дол.
По оврагам, скрозь бурьян.
За бурьяном океан
Виден, грозный и могучий
Не спокойный и кипучий.
Океан волну пускает.
Брег скалистый разбивает.
И бушуя, точно вьюга,
Лезут волны друг на друга.
В океан Иван ступает.
Видит - челн волной качает.
Подтолкнул его легонько.
Внутрь запрыгнул и тихонько
Без руля и без ветрил
Точно лебедь челн поплыл.
Звезды в небе засветились
В океане отразились.
Месяц на воды глядит.
Наш Ванюша мирно спит.
Солнце вновь, зевая, всходит.
На Ивана луч наводит.
Говорит ему: «Не спи.
Остров виден на пути».
Челн ударился легонько
И качается тихонько,
Возле берега чужого
Каменистого, крутого.
Распрямив с устатку ноги,
Стал Иван искать дороги,
Остров чуждый обойти.
Влево, вправо не пройти.
Ни дорог, ни троп зверей,
Нет следов живых людей.
Только ворон вкруг летает
Страх на Ваню нагоняет.
Машет черными крылами.
Смотрит черными глазами
С облаков на чужака.
«Убирайся, цел пока»-
Он кричит: «Здесь остров мой».
Чуть заметною тропой
Грозной птицы не пугаясь,
По каменьям пробираясь,
Наш Иван взошел на холм.
Перед ним… хрустальный дом.
Как алмаз горит, играет,
Цветом радуги сияет.
Окна, точно ледяные,
Как морозом расписные.
В дверь Иванушка стучит.
Приоткрылась та. Глядит.
Видит залу пред собою.
В нем старуху со клюкою.
На зеркальный пол ступает.
Поклонившись, вопрошает:
«Здравствуй, бабушка. Скажи.
Что за остров? Расскажи.
Почему людей здесь нет?
Чуден вижу белый свет».
На клюку свою взирая,
Головы не поднимая,
Повернулась, а потом
Молвила беззубым ртом
Наша дряхлая старуха:
«Остров этот… Злого духа.
Околдован много лет.
Никого здесь боле нет.
Ты зачем сюда Иван
Через буйный океан,
Через горы, через дол,
Не боясь пропасть, пришел?»
- Я ищу себе невесту.
Да видать пришел не к месту.
Чтоб невеста та была
И умна и весела.
Не кричала, не ворчала.
Без меня всегда скучала.
Красотой затмила б всех.
Не любить такую… грех.
Землю всю я обойду,
Для себя судьбу найду.
А теперь пора мне плыть.
«Подожди. Здесь может быть
Ты послужишь мне немного?
И отправишься в дорогу.
Не справляюсь я одна.
Тяжелы мои года.
Надо мне мой дом поправить.
Хрусталя, зеркал добавить.
Все до блеска натереть,
Хуже, что-то стал блестеть.
И добавлю под конец
Злого духа здесь ларец,
Спрятан, где-то под землею.
Если я его открою,
Рассчитаюсь я с тобой.
Гость ты будешь дорогой».
Возражать Иван не стал.
Пояс туже подвязал.
Рукава поднял повыше.
Да на дом полез по крыше.
По стеклу. Чуть не сорвался.
Знать, веревкой обвязался.
Дымоход в трубе прочистил.
Листьев старых грязь очистил.
Печь хрустальным изразцом
Обложил, как мог. Потом
Все помыл, везде прибрался
И ларец искать собрался.
Ветку срезал винограда.
Злого духа место клада
Виноградною лозой
Ищет всюду наш герой.
А над Ваней ворон кружит,
Злому духу службу служит,
Страшным голосом орет,
Бурю с грозами зовет.
Копья молний по камнЯм
Бьют уже то тут, то там.
Наш Иван, пусть ростом мал,
Ищет клад, коль слово дал.
Чуждый этот островок,
Прошел вдоль и поперек.
Виноградная лоза
Лишь колеблется едва.
«Может старая с клюкою,
Так смеется надо мною?
Островок хотя и мал,
Я ж все ноги истоптал», -
Думал наш Иван, шагая.
Вдруг лоза, точно живая,
Вкруг себя поворотилась.
Смотрит в низ. Остановилась.
Здесь. Под камнем из гранита
Злато-серебро сокрыто.
К валуну Иван идет.
Заступ старенький берет.
Яму глубоко копает.
Да в нее валун толкает.
А под камнем… Глаз слепя,
Клад лежит, огнем горя.
Ворон черный камнем пал,
Вскрикнул, охнул и… пропал.
«Видно бабка не простая», –
Молвит Ваня, доставая,
Весь в алмазах сундучок.
Положивши на плечо,
С ношей он идет на холм,
Где стоит хрустальный дом.
Дверь открылась. Входит в зал.
«Вот. Старушка! Я достал.
Злого духа твой ларец.
Уж пора мне наконец
Дальше плыть по океану».
«Не спеши. Я ключ достану», -
Молвит старая с клюкой, -
«Награжу тебя, друг мой».
Златой ключик достает.
Да в ларец его сует.
Два разА ключ провернула.
Ларчик к Ване развернула.
Говорит ему в лицо:
«Открывай. Достань кольцо.
То волшебное колечко
Мне подарено навечно
Было матушкой моей.
Дух украл его. Злодей».
Ларчик с музыкой открылся.
Цветом злата озарился.
Злато Ваня не берет.
Лишь колечко достает.
Ей на палец надевает.
Вмиг… старушка замирает.
Тихо что-то говорит.
Очарованный стоит.
Наш Иван. Тому дивится
Перед ним… краса-девИца.
Старой бабки нет нигде.
Только посох на стекле.
- «Здравствуй, милый мой Иван.
Ты судьбой мне, богом дан.
Злого духа боле нет.
Здесь его потерян след.
Можешь взять ларец со златом.
Ты всегда мне будешь братом».
Отвечал Иван девице:
«Ларчик может пригодится.
Он конечно дорогой.
Шел я все же… за женой.
И тебя прошу любя,
Замуж выйти за меня».
Призадумалась краса,
Ниже пояса коса,
Точно небо ясны очи,
Брови черны, точно ночи.
«Да», - сказала, - «Милый мой,
Обвенчаемся с тобой».
Вот уже с женой красивой,
Молодой и терпеливой
Возвращается Иван.
Через буйный океан,
Через горы, чрез долину,
В край, который он покинул.
На шестерке лошадей
Он с красавицей своей
Скачет там, где все знакомо.
Где братья Кирилл с Пахомом
Ждали дурня на селе
В покосившейся избе.
«Глянь, Кирилл! Кто это там?
По дороге скачет к нам.
Лошадям бока стегает,
Криком громким погоняет?
Не могу понять никак.
Нет. Постой. Так то ж дурак».
«Кто? Иван? Наш брат родной?
Да гляди с какой женой».
Отвечал Кирилл Пахому.
Здесь карета прямо к дому
Подлетев, остановилась.
Пыль легла, вот дверь открылась
Наш Иван с кареты сходит.
Под руку жену выводит
Несказанной красоты.
Стоят братья, открыв рты.
Диву-дивному дивятся.
А хотели посмеяться
Над Иваном-дураком.
«Расскажи», - спешит Пахом
Расспросить родного брата, -
«Где жену и столько злата
Ты по миру отыскал?
Всю ли землю обыскал?»
Рассказал братьЯм Иван
И про буйный океан,
И про остров и про дом,
Как нашел ларец потом.
Про кольцо и злого духа.
Как с клюкой была старуха.
Как колечко помогло
Уничтожить колдовство.
«Чем же ты ларец сыскал?» -
Старший брат тут вопрошал.
«Братья, я от вас не скрою.
Клад легко найти лозою.
В руках веточку зажмите,
Пред собой ее держите.
Где она вмиг встрепенется,
Вкруг себя, где обернется
Вместе том найдете клад.
Нам пора. В столичный град
Мы торопимся с женою.
С ненаглядною красою».
В глазах слезы появились.
Обнялись тут все, простились.
И с красавицей женой
На карете расписной
В град столицу поскакал.
Боле их я не видал.
При себе у них ларец.
Сказке вроде уж конец.
Не спеши, чуть-чуть осталось.
Что со старшими то сталось
Знать нам надобно о том.
Наш Кирилл и наш Пахом,
Лозы веток наломали.
В узелки пожитки взяли.
Клад пошли искать в поля.
Велика наша земля.
И сейчас по свету бродят.
Видно клада не находят.
Если встретите кого
В поле с веткой одного,
То… Кирилл или Пахом,
Ищут злато с серебром.

Сказ окончен. В нем намек
Путь за кладом пусть далек
Коли сил не пожалеешь
Коли все преодолеешь
Клад найдешь в земле сырой
Так что дело за тобой.
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Пт 15 Мар 2013, 22:41

ДЕРЕВНЯ ЕКАТЕРИНОВКА и КОШАЧИЙ ГЛАЗ.

Школьные дни после летних каникул, неслись со скоростью курьерского поезда. Мы с Вовкой выполнив домашние задания бежали во Дворец Пионеров, где под руководством СеПета изучали радиотехнику. Металлоискатель без дела пылился на шкафу, а мы увлеченные постройкой радиоприемников не выпускали паяльник из рук. На смену простому детекторному приемнику, пришел более сложный прямого усиления, а после и супергетеродин на радиолампах с кучей катушек, двухсекционным конденсатором переменной емкости и переключателем диапазонов. На него мы с Вовкой, натянув проволочную антенну во всю комнату, вылавливали в бурлящем коротковолновом эфире, слабенькие сигналы радиостанций таких же радиолюбителей. Наши лица сияли от счастья когда сквозь помехи пробивался голос: - «Всем! Всем! Всем! Здесь Ульяна Анна Три Иван Анна Радио. Для всех на приеме». Это означало, что где-то далеко-далеко в небольшой квартирке за самодельным радиопередатчиком, сидит радиолюбитель, имеющий позывной UA3IAR, вызывая на связь радиолюбителей со всей земли. И мы прильнув к динамику слушали их разговоры, мечтая в будущем самим сделать радиостанцию, что бы разговаривать со всем миром. Но для этого необходимо было учить английский язык, хорошо разбираться в физике, математике и даже географии, так как без таких предметов радиолюбительство невозможно. Школьные уроки отнимали у нас с Вовкой кучу времени. А надо было еще успевать покататься на лыжах, погонять в хоккей, да и просто поиграть с друзьями в снежки. Мы с Вовкой даже глазом не успели моргнуть, как все больше пригревающее солнышко растопило сугробы, взломало лед на реке, разбудило спавшие деревья окрасив зеленью всю округу, а выданный в школе дневник с годовыми оценками означал наступление летних каникул. В силу сложившихся обстоятельств мы должны были провести лето в городе, что очень огорчало, навевая воспоминания о серебряной «макаке» о деревне о наших незабываемых приключениях. Почти все знакомые мальчишки разъехались по деревням по дачам по пионерским лагерям. «Почему бы и вам не отдохнуть в пионерском лагере» – предложили родители. Мы с Вовкой никогда небыли в пионерском лагере и даже не знали, соглашаться или нет. Лишь веселые рассказы одноклассников о летних лагерях заставило нехотя пробормотать: - «Ладно. Поедем. Только чур вдвоем». Почему-то нам казалось, что в пионерских лагерях всех детей кормят ненавистной манной кашей с густыми комочками застревающими в горле, заставляют ходить строем под звуки дребезжащего барабана и насильно укладывают спать средь белого дня. Через пару дней радостные родители сообщили: - «Собирайтесь! Поедете во вторую смену». Легко сказать: - «Собирайтесь». А что может пригодиться в пионерском лагере? Об этом мы с Вовкой могли только догадываться. Понятно, что собрать одежду, мамы помогли. В коричневые чемоданы, закрывавшиеся на две металлические защелки, отправилось сменное белье, синие спортивные штаны под названием тянучки, китайские кеды с приклеенными резиновыми эмблемами футбольных мячей и даже голубоватые полукеды, почему-то в народе прозванными торксинки. Конечно мамы не забыли засунуть в чемоданы полотенца, мыло, зубную пасту и кучу других не нужных вещей. Чемоданы толстели прямо на глазах. В довершение мы с Вовкой распихали между рубашек и штанов пассатижи, отвертки, мелкие гвоздики и винтики не забыв взять перочинные ножички с кучей лезвий найденные у старого, корявого дуба, память о Вовкином дедушке. О том, что бы оставить металлоискатель дома не могло быть и речи. На катушку металлоискателя был натянут холщовый мешочек, отчего прибор стал похож на сачок для ловли бабочек. В заключение на чемоданы, приклеены таблички с фамилиями и инициалами хозяев вещей. В назначенный день у проходной фабрики, где работали мамы, стояла колонна автобусов, а около них огромная толпа народа. Причем мальчишек и девчонок в красных пионерских галстуках и пилотках было заметно меньше, чем провожающих их родителей, дедушек, бабушек и прочих родственников. Всюду слышались слова не балуйся, не трогай, не лезь. Понятное дело, ни кто никогда не скажет балуйся, трогай, лезь. Мы с Вовкой выслушав такие же наставления заняли места в автобусе на заднем сидении, толпа провожающих со слезами на глазах замахала руками и колонна автобусов заполненная пионерами всех возрастов отправилась в путь. Мы с Вовкой с удивлением обнаружили в автобусе много знакомых лиц. Этих видели во дворце пионеров, этих на соревнованиях, этих в соседних дворах. День был жаркий. Колонна автобусов ехала медленно и едва выехав за черту города, девчонок конечно начало укачивать. Пришлось делать остановку на обочине у не большого лесочка. «Стоянка пятнадцать минут» - объявил водитель. Мальчишки и девчонки гурьбой вывалились из автобусов и разбежались по лесочку. «Пошли прогуляемся» - предложил Вовка. Мы забрели в лесочек. И надо было такому случиться. «Смотри» - закричал Вовка. - «Белый». Действительно. В невысокой траве торчала коричневая шляпка белого боровика. Срезав белый гриб, два друга тотчас забыли и про автобусы и про пионерский лагерь и про пятнадцать минут, все дальше удаляясь в лес в поисках грибов. Только крики: «Мальчики! Ау! Где вы?», вернуло нас к действительности. Оказывается, прошло уже полчаса и сопровождающие колонну взрослые начали поиски двух пропавших мальчишек. Конечно никакие оправдания: - «Мы там грибы собирали» в расчет не принимались и очевидно двух друзей занесли в черный список, как злостных нарушителей порядка. Оставшаяся часть дороги прошла без приключений. Мы с Вовкой успели перезнакомится почти со всеми ребятами, прежде чем колонна автобусов остановилась возле дощатого зеленого забора с широко распахнутыми такими же зелеными воротами. Над воротами дугой выгнулась надпись – «п.л. Ласточка». За этим зеленым забором пассажирам автобусов предстояло провести целый месяц летних каникул.
Территория лагеря расположилась на крутом берегу живописной не глубокой речушки не далеко от деревни с красивым названием Екатириновка. Среди вековых сосен спрятались просторные деревянные домики с длинными рядами носатых умывальников, вытоптанные волейбольные площадки, потрескавшиеся от времени теннисные столы у забора приютились баня с высокой, ржавой трубой, санитарный пункт с красным крестом на двери и пахнущие хлоркой беленые известью сарайчики с черными надписями «для мальчиков», «для девочек». В центре лагеря находилась столовая и главный кирпичный корпус с флагштоком перед входом на котором развевался выгоревший на солнце флаг лагеря. «Становись» - раздался громкий голос. Толпа разновозрастных детей в красных галстуках выстроилась буквой «П» вокруг флагштока. Директор лагеря толстый мужчина, полысевший от времени и не легкой работы с детьми поздравил пионеров с прибытием, познакомил с персоналом и вожатыми, рассказав что можно, а что нельзя делать в лагере. Вожатые быстро распределили вновь прибывших по отрядам. Мы с Вовкой и еще тридцать таких же мальчишек и девчонок попали в старший отряд. Нашим вожатым стал Василий. Длинный, долговязый студент второго курса пединститута. Он стеснялся своего высокого роста и немного сутулился. За его рост мы окрестили его Гулливером. Гулливер не остался в долгу и в первый же день предложил всем в отряде дать прозвища. Сережек, Сашек и Вовок в отряде было хоть «пруд пруди». Стоило только крикнуть Гулливеру: – «Эй! Вовка. Куда направился?», как несколько мальчишек поворачивали головы. Гулливер помог нам сдать чемоданы в кладовку, накормил в столовой и отвел отдыхать в спальный корпус, заполненный железными кроватями и прикроватными тумбочками. За тонкой перегородкой расположились девчонки нашего возраста. Познакомившись между собой и узнав, кто, чем увлекается, стали придумывать друг другу прозвища. Спальня быстро наполнилась жителями цветочного города, Сиропчиком, Тюбиком, Пилюлькиным, Гуслей, Цветиком, Гунькой. Конечно никто ни захотел быть Пончиком и Незнайкой, пришлось прописать к нам Пьеро, Артамона и множество других сказочных персонажей. Излишне говорить, что мы с Вовкой стали Винтиком и Шпунтиком. Только одному толстому, нелюдимому Эдику в больших черных очках в роговой оправе никак не могли подобрать новое имя. Он даже не согласился быть Знайкой. Эдик занимался во дворце пионеров в кружке юннатов, разглядывая под микроскопом пойманных мух, комаров и букашек. Пришлось Эдику в лагере стать Паганелем, на что новоиспеченный Паганель пробормотал: – «Ладно» и достав книгу «Из жизни насекомых» занял одинокую кровать около входной двери. Девочки из соседней комнаты тоже получили новые имена. Там поселились Мушка, Ромашка, Кнопочка и самая красивая девочка Мальвина с подружками. Только вожатая девочек студентка Оля так и осталась Оленькой. Первый день нашей новой жизни в пионерском лагере закончился на удивление быстро. Еще не прозвучала команда отбой, а уставшие от дороги, вкусившие чистого, лесного воздуха жители цветочного города зазевали и уткнулись носами в подушки.
Разбудил всех непонятный громкий звук. Такой звук я слышал, когда наступил соседскому коту на хвост. В добавок в нашу спальню вошел Гулливер и хлопая в ладоши скомандовал: – «Подъем»! Открывать слипшиеся глаза не хотелось, но звук издаваемый взбесившимся котом и хлопанье в ладоши привело в чувство весь цветочный город. Только окончательно проснувшись я понял, что это пищал вовсе не кот, а кто-то из пионеров пытался выдуть из пионерского горна команду «подъем». «Если нас будут каждое утро подымать такой музыкой, мы тут все спросонья рехнемся» - пробормотал проснувшийся рядом Шпунтик-Вовка натягивая по ошибке мое одеяло на себя. «На зарядку ребята» - голосил Гулливер. Утро выдалось прекрасным. Утреннее солнце уже давно позолотило макушки сосен, а свежий ветер раскачивал их в такт нашим приседаниям и подпрыгиваниям. Территория лагеря мигом наполнилась ребячьим шумом и гамом. Оказывается в лагере было не совсем и плохо. Никакой манной каши с комочками на завтрак не было, а была вполне вкусная рисовая с теплым свежеиспеченным хлебом и горячим кофе. Никто не заставлял нас ходить строем, единственное что запрещалось это болтаться без дела в тихий час, хотя и спать нас укладывать ни кто не собирался. Для младших школьников в лагере работал кружок умелые руки. В нем мальчишки учились выжигать на фанерках различные рисунки, а девочки стучали на швейных машинках и вязали крючком. Кто постарше играли в футбол, волейбол и вообще прыгали и лазали как обезьянки в цирке. Паганель с утра направился ловить любимых им бабочек и стрекоз, Сиропчик с Гуслей пошли к друзьям в соседний отряд, Пилюлькин с Цветиком гоняли теннисный мячик по столу, а мы со Шпунтиком направились к Гулливеру в поисках лопаты. Нам не терпелось испытать металлоискатель на зависть мальчишкам в лагере. Гулливер сидел на лавочке в обществе Оленьки, наблюдая игру мальчиков и девочек в волейбол. Было заметно, что волейбол их не интересовал. Вожатые шептались меж собой и весело хохотали. Наша просьба о лопате поставила Гулливера в тупик. «А зачем вам лопата?» - поинтересовался он встав от удивления. Пришлось рассказать о своем увлечении радиотехникой, самодельном металлоискателе о прошлогодних находках. «Так вы значит радиолюбители» - удивился Гулливер. «Лопату я вам конечно найду. Только попытайтесь сначала выполнить мою просьбу. Пойдемте со мной». Гулливер извинился перед Оленькой и повел нас в сторону главного корпуса. По пути неожиданно остановившись, Гулливер вытянув руку с выставленным указательным пальцем стал указывать на высокую сосну: - «Видите там колокольчик»? Мы с начала подумали: - «Уж не сошел ли наш Гулливер с ума». Как известно, колокольчики на соснах не растут. Но на сосне действительно висел колокольчик. Вернее большой серебристый громкоговоритель в виде рупора, похожий и на колокольчик и на милицейскую сирену. От колокольчика провода тянулись в главный корпус. «Директор уже «с ног сбился» искать специалиста для ремонта усилителя. А без усилителя колокольчик молчит, как рыба в воде». Гулливер почесал затылок: – «Ни музыку покрутить, ни объявление сделать без этой техники ни как не получается. Пошли». Гулливер зашагал в главный корпус. Он так широко шагал, что мы со Шпунтиком-Вовкой еле поспевали и боялись, как бы он не порвал свои штаны. Скрипучая дверь впустила Гулливера с двумя коротышками в полутемный коридор. Пройдя мимо кабинета директора я почему-то подумал, что вместо таблички «директор» надо бы повесить табличку «Карабас-Барабас», а проходя мимо кабинета завхоза подумал, что здесь работает «папа Карло». В дальнем углу коридора в малюсенькой комнатке с надписью «Радиоузел» перед нами предстал письменный стол на котором стоял проигрыватель, микрофон и перевернутый на бок усилитель. «Вот наше хозяйство» - Гулливер обвел вытянутой рукой вокруг стола, едва ни касаясь стен. «Попробуйте. Может получиться. Я побежал, а то мне некогда». И Гулливер умчался на лавочку к Оленьке. Мы оказались в своей вотчине. В выдвижных ящиках стола нашелся паяльник, схема усилителя и тестер в черном карболитовом футляре. В нижнем ящике вперемешку с резисторами и конденсаторами от старой техники, катались пузатые радиолампы и пыльный граненый стакан. Под столом стояла большая зеленая бутылка с надписью «портвейн», а под надписью топориками смотрели три семерки, указывая на использование радиоузла не по назначению. «Ну что ж, приступим» - Вовка взял в руки схему. «И так, имеем усилитель трансляционный ТУ-50» - прочитал Шпунтик-Вовка на схеме. «Не исправный» - добавил я от себя. «Приступим». Воткнув усилитель в розетку, щелкнув тумблером Винтик со Шпунтиком стали ждать, что произойдет. Трансформатор загудел, а пыльные лампы медленно засветились своим накалом. В усилителе, что-то защелкало, аноды мощных выходных ламп вдруг начали разогреваться, краснеть в точности как помидоры на грядках. Из усилителя заструился дымок и запахло жареным. Шпунтик-Вовка поспешно выдернул шнур из розетки. Радиолампы так же медленно погасли, как и засветились, дымок перестал струится, но стойкий горелый запах надолго повис в воздухе. Не сразу, благодаря знаниям полученным в радиокружке, проверяя тестером деталь за деталью два мастера одолели усилитель. Дело было в «пробитом» конденсаторе. Впаяв на его место другой, найденный в нижнем ящике стола, поставив усилитель на «ноги», щелкнули тумблером. Лампы опять медленно засветились своим накалом, контрольный динамик не громко зашипел, а на передней панели загадочным зеленоватым цветом похожим на изумруд, засветился индикатор. Усилитель стал похож на одноглазого кота. В слабоосвещенной комнатке одноглазый кот смотрел на нас, шипя динамиком, спрашивая: – «Ну, что? Что стоите раскрыв рты? Включайте музыку». Вовка постучал по микрофону. Кошачий глаз замигал в такт его ударам, а контрольной динамик эхом отозвался на стук по микрофону. Два «мастера» от радости заплясали, толкая друг друга локтями. Надо было срочно включить проигрыватель. На полке в углу комнаты стопкой стояли черные круглые грампластинки. Почему-то рядом с ними с другой стороны тонкой стопочкой примостились квадратные, темные рентгеновские снимки с серым изображением чьих-то костей. В центре каждой фотографии была пробита дырка. Пока я выбирал какую музыку включить, Шпунтик-Вовка стал из любопытства разглядывать чужие кости. Грампластинки были не интересные. Сплошные пионерские песни. «Смотри. Что это»? – Вовка стал показывать мне рентгеновский снимок. Среди серых костей были нанесены дорожки в точности как на грампластинках. Это были самодельные грампластинки на рентгеновских костях. Мы не задумываясь поставили рентгеновский снимок в проигрыватель и опустили иглу. Игла побежала по звуковой дорожке, контрольный динамик зашипел громче, защелкал и вдруг он бешено заорал, изрыгая из себя американский рок-н-ролл. Кошачий глаз радостно заморгал. Такую музыку мы слышали в передачах иностранных радиостанций, когда крутили свой радиоприемник на коротких волнах. Музыка была веселая, мы притопывали под нее ногами, соображая как включить колокольчик на сосне. На стене обнаружился рубильник с надписью «линия». Шпунтик-Вовка включил рубильник и… стаи ласточек, отдыхавшие на проводах, взмывают вверх над соснами. На весь пионерский лагерь звучит американский рок-н-ролл. Через засиженное мухами окно мы видим, как мальчишки и девчонки снующие туда-сюда вдруг останавливаются под сосной задрав вверх обгоревшие на солнце носы и начинают пританцовывать. Вместе с ними на отремонтированном усилителе радостно пляшет изумрудный кошачий глаз. Через несколько минут буйной радости, дверь широко распахнулась и со словами: - «Меня же уволят» в радиоузел влетел Гулливер. Он молниеносно дернул ручку рубильника и запыхавшийся, опустился на стул. «Хорошо, что сегодня директора нет на месте» - произнес он тяжело дыша. Гулливер поставил на проигрыватель пластинку с пионерскими песнями, включил линию и колокольчик запел детским голосом: - «Эх, хорошо в стране Советской жить…». Отдышавшийся Гулливер промолвил: - «А вы я гляжу на самом деле мастера». И довольный добавил: - «Обещаю вам найти лопату. Да и вообще, если вам что-то понадобится, всегда помогу» - поблагодарив нас за выполненную работу, пожал руки и два коротышки с Гулливером во главе отправились в столовую обедать. На следующий день нас вызвал к себе Карабас-Барабас. «Ну Винтик и Шпунтик, вы действительно, как я вижу мастера на все руки» - начал он. «С этого дня назначаю вас главными специалистами по радиоузлу. Можете приходить туда в любое время. Будете делать объявления и крутить музыку» - здесь директор заулыбался и загадочно добавил: - «Только с музыкой поаккуратнее. Вот вам от меня подарок» - и Карабас-Барабас вытащил из за шкафа небольшую, саперную лопату. После починки усилителя, жизнь в пионерском лагере переменилась. Цветочный город уже не подымал вой кота, а будил своими звонкими, пионерскими песнями, которые все знали наизусть серебристый колокольчик. Не надо было бегать и искать по всему лагерю какого-то Петю Иванова, достаточно было найти нас со Шпунтиком и мы подув в микрофон, как кондуктор в автобусе объявляли на весь лагерь: - «Петя Иванов, тебя ждет Коля Зайцев там то и там то». Правда мастеров самих было тяжело найти на территории лагеря. Все ребята и девчонки нас зауважали и даже гордая, неприступная Мальвина стала смотреть другими глазами. Пришло время расчехлить металлоискатель. Весь цветочный город и даже нелюдимый Паганель направились на поиски клада. При каждом свисте прибора нас с Вовкой-Шпунтиком окружали друзья и вытянув шеи всматривались под лопату в надежде увидеть сокровища. Но лопата доставала из земли только ржавые гвозди, железки и фольгу от съеденных пионерами конфет и шоколадок. Урны в лагере конечно стояли, но трудно было ожидать от детей, что они побегут выкидывать фантики от конфет в урну. «Если бы не эти сладкоежки девчонки» - возмущался Тюбик. «Тогда конечно было бы другое дело. Тогда мы точно что-нибудь нашли» - добавлял Цветик. «Угу» - вставлял свое веское слово Паганель. Металлоискатель и лопата опять спрятались под кроватью, а мы с друзьями ни сколько не переживая об этом продолжали носится, бегать и прыгать как обезьянки в цирке. Скучать в пионерском лагере было некогда. Вожатые устраивали соревнования среди ребят, водили в ближайший лес в походы, а по вечерам стрекот киноаппарата крутил пионерам кино. Особенно всем нравились фильмы про индейцев. После таких фильмов мальчишки рисовали себе карандашами татуировки, втыкали в волосы найденные перья ворон и галок, становясь Чингачгуками, Виниту и Гойко Митичами - вождями краснокожих. Даже Паганель все реже ходил ловить насекомых, а неуклюже играл в волейбол и футбол. Только противный, затяжной, моросящий дождь ненадолго успокаивал лагерь. Чумазые «индейцы» разбегались по своим спальным корпусам и мы в своем цветочном городе резались в фантики на подоконнике, воевали, кидаясь подушками весело прыгая по пружинным кроватям, а перебесившись травили анекдоты и ржали как лошади. Бурная жизнь пионерского лагеря продолжалась, приближался родительский день. Карабас-Барабас перед ним объявил санитарный день. Всем отрядам выдали метла и устроили соревнования, кто быстрее уберет свою территорию, соберет больше всех жженых спичек тот первым пойдет в баню. Мушка, Кнопочка и другие девочки по очереди аккуратно махали метлой, а мужское население цветочного города рыскало в поисках горелых спичек, попутно собирая мусор в ведра. «Не-е. Так дело не пойдет» - возмущались Пьеро с Артамоном. «Где мы тут спичек насобираем» - поддержал их Пилюлькин. И только Паганель поправил свои роговые очки, отдал ведро Гуньке пробормотавши: - «Я скоро» куда-то исчез. Мы все подумали, что у него схватил живот, но прошло пять минут, десять, пятнадцать, а Паганеля все не было. Мы все начали беспокоится о нем, размышляя куда он мог запропастится. Многие отряды уже сдавали найденные спички директору. И тут появился довольный Паганель с оттопыренными карманами. Умный Паганель успел смотаться в Екатериновку купив в магазине на десять копеек десять коробков спичек. Одной спички хватило зажечь все десять коробков и отряд цветочного города пошел сдавать «найденные» спички. Карабас-Барабас самолично подводил итоги конкурса, сидя за столом у флагштока, объявляя: - «Шестой отряд пятнадцать спичек. Восьмой отряд десять спичек». Паганель бодрым шагом подошел к столу и выудил из кармана горсть спичек. Потом еще горсть, потом еще и еще и еще. Горелые спички все прибывали и прибывали, а глаза директора все расширялись и расширялись. «Все» - наконец устало выдохнул Паганель. В баню все шли счастливые и Паганель-Эдик уже не казался таким нелюдимым как раньше.

И кто только придумал эти «родительские дни»? С раннего утра к вывеске «п.л. Ласточка» потянулись такси, легковые и грузовые машины, из них таща за собой огромные сумки, вылезали родственники пионеров. Особенно в этом деле преуспевали бабушки. И как только они умудрялись тащить на себе такие большущие неподъемные сумки? В сумках лежали домашние пирожки, свежая колбаса и гроза нашего металлоискателя алюминиевая фольга, скрывающая в себе килограммы конфет и шоколада. Всюду слышались возгласы: - «Ой! Вовочка, ты не похудел»? И хорошо упитанный Вовочка, жуя свежепривезенный пирожок, отвечал: - «Не-а. Нас тут хорошо кормят». Потом все шли на речку, расстилали привезенные с собой старенькие одеяла, а усевшись на них загорали, опустошая сумки с припасами. Берег реки становился похожим на городской пляж в жаркий летний день. О поисках клада, после наплыва такого количества гостей, мечтать не приходилось. Металлоискатель и саперная лопата так и лежали под железными кроватями. Жизнь в лагере после «родительского дня» потекла своим чередом. Гулливер все больше времени проводил с Оленькой, а мы все больше времени были предоставлены сами себе. Бегая на речку, познакомились с деревенскими ребятами удившими рыбу. Это были даже не деревенские, а обычные городские отправленные родителями на лето в деревню к бабушкам и дедушкам. Варили с ними на костре уху из колючих ершей, рассказывая при этом друг другу всевозможные истории, а иногда даже купались в тайне от вожатых. Сидя у костра, новые друзья рассказали, как в давние-давние времена в деревню приезжала царица Екатерина и за хороший прием, наградила своих подданных медными пятаками. С тех пор так и повелось, деревня стала величаться Екатериновкой. Правда деревня в те времена стояла в другом месте, а в каком, точно уже ни кто и не помнил. Мы с Вовкой живо представили себе царицу, едущую в золоченой карете с лакеями на запятках, раздающую большие, тяжелые медные пятаки кланяющимся в пояс бедным крестьянам. Вечером, весь цветочный город размышлял: - «Вот здорово найти ту старую деревню, где когда-то проехала царская карета с Екатериной». Но нашим планам сбыться не довелось. Утром к вывеске «п.л. Ласточка» подъехала зеленая, военная машина. Из нее выпрыгнул бравый офицер в фуражке с блестящей кокардой и направился в главный корпус. «А зачем к нам майор приехал?» - удивился Гунька. Его папа был офицер и Гунька хорошо разбирался в званиях. Вечером Гулливер объявил: - «Готовьтесь к военно-спортивной игре «Зарница». Подробности позже узнаете». И вечно занятый Гулливер убежал к своей Оленьке. Что это за игра и с чем ее едят, жители цветочного города понятия не имели. На утро лагерь стал похож на растревоженный улей. Всюду слышалось: - «Зарница, синие, зеленые, оружие, погоны». Пионеры повытаскивали из под подушек весь свой арсенал, пистолеты, ружья, автоматы всех мастей и калибров. Стреляющие и ленточными пистонами и пробками привязанными к стволу на длинной веревочке и резиновыми присосками и просто брызгающие водой. Безоружным к коим относились старшие отряды, пришлось вооружаться самостоятельно, выпрашивая оружие в младших отрядах, которого у тех было предостаточно. Пока девочки рисовали погоны и клеили к ним красные пятиконечные звезды, мужская половина цветочного города побежала вооружаться. Мы с Вовкой не долго думая, подобрали сосновое полено и принялись мастерить из него пулемет. На щит пошла фанера от старой тумбочки, колеса с ручкой от тележки пришлось выпросить у друзей из деревни в довершение к пулемету мы приделали трещотку и выжгли через увеличительное стекло на фанере надпись «пулемет Максим». Что бы ни кто не подумал, что это что-то другое. «Во здорово получилось» - говорил Шпунтик-Вовка. «Теперь нам ни какие синие не страшны». Подготовка к Зарнице заняла несколько дней. В условленный срок, поднятый по тревоге пионерский лагерь, вооруженный до зубов с криво пришитыми синими и зелеными погонами выстроился у флагштока. Карабас-Барабас с бравым майором выдали командирам синих и зеленых по секретному конверту, ввысь взвилась красная сигнальная ракета, «зарница» началась. Командир зеленых, наш Гунька вскрыл конверт, покрутил туда-сюда выпавший из него лист бумаги: - «Кто в географии силен?» - пробормотал он. В конверте лежала карта местности с указанным маршрутом. Если бы не всезнайка Паганель, отряд зеленых наверное никогда бы не дошел до пункта назначения, а просто заблудился в лесу. Только благодаря Паганелю двигаясь по компасу и карте, собирая по пути спрятанные жетоны, зеленые наконец вышли на большущую поляну. Там, за столом уже сидел и Карабас-Барабас и бравый майор и старшие пионервожатые. В сторонке дымила армейская кухня и вкусно пахло кашей. На щитах висели мишени. Носилки цвета хаки ждали легко и тяжелораненых. Огороженная флажками площадка с надписью «Мины» предупреждала об опасности. Солдаты с настоящими автоматами удобно расположились на поваленном дереве. Видно на запах каши из леса появились наши заклятые враги в синих погонах с оружием наперевес. На поляне развернулись основные боевые действия. Наступая друг другу на пятки, синие и зеленые ходили строем, выполняя команды майора: - «На ле-во, на пра-во», стреляли из воздушных ружей по мишеням, клацали затворами настоящих автоматов, собирая и вновь разбирая их. Под команды: – «Вспышка слева. Вспышка справа», падали в траву прикрывая голову руками от ядерного взрыва. Раненых, девочки уносили на носилках и доставая из сумок с красными крестами бинты, перевязывали в сторонке. Ядерный взрыв задел и меня. Мушка, Кнопочка, Ромашка уложили легкораненого на носилки, а Мальвина со словами: - «Не вертитесь раненый» аккуратно стала перевязывать мою руку. От Мальвины так вкусно пахло в точности как от мамы, когда они с папой собирались в театр. Мне даже стало не по себе и я растянулся на носилках. На конкурсе оружия, стол перед Карабасом-Барабасом и майором завалили пластмассовыми игрушками всех мастей и калибров, но когда мы с Вовкой выкатили из кустов пулемет и лежа за ним начали крутить трещотку, тут и вожатые и бравый майор и Карабас-Барабас пригнули от неожиданности головы, боясь что сейчас засвистят настоящие пули. Сражение подходило к концу. Уже повар в военном галифе, черпаком помешивая кашу, боясь как бы та не пригорела, намекал судьям подводить итог. Синим и зеленым осталось только разминировать минное поле огороженное флажками. Вот где коротышки цветочного города ничуть не сомневались в победе. Пока синие, тыкая щупом, пытались обнаружить взрывоопасные мины в виде консервных банок из под тушенки булькающую в котле, мы с Вовкой включили металлоискатель, настроили нулевые биения и осторожно ступили на минное поле. От зависти синие, чуть не свернули шеи. Металлоискатель засвистел и Вовка с победным видом воткнул лопату в землю. Металл заскрежетал по металлу и Вовка-Шпунтик натужно дергая вытащил из земли ржавый рогатый… ухват. Взрыв хохота вспугнул с ветки наблюдавшую за нами сороку. «Не дрейфь» - шепчу я Вовке. «Сейчас найдем. Мы им сейчас покажем». Металлоискатель вновь свистит и из земли появляется обломок чугунка, потом еще непонятные железки. Уже и синие, и зеленые, и судьи все забыли о взрывоопасных минах. Нас окружили плотной толпой и с открытыми ртами ждут, что сейчас найдет металлоискатель. А он достает из земли вместе с закопанными консервными банками из под тушенки все новые и новые предметы, указывающие на то, что здесь когда-то давным-давно жили люди. Еще один свист прибора и из земли Вовка достает большой зеленый кругляшек. Шеи глазеющих пионеров вытянулись. «Что там? Что там?» - донеслось от позади стоящих. Вовка крутит в руках выкопанную из земли монету с большой курсивной буквой Е с двумя палочками и двуглавым орлом на оборотной стороне. «Пять копеек» - читает он в слух. «Так вот где стояла старая деревня в которую заезжала Екатерина» - бормочем мы почти вместе. «Стойте ребята» - раздался голос директора. «Давайте пока больше не будем здесь ничего трогать. Я завтра позвоню в краеведческий музей и все узнаю». «Зарница» окончилась. Такой вкусной, солдатской каши ни синие ни зеленые еще в жизни не ели. Долго еще в пионерском лагере вспоминали и «зарницу» с ее солдатской кашей и ржавый ухват и найденную монету подаренную царицей Екатериной своим подданным. В последний вечер, сидя у огромного пионерского костра все отряды пели далеко не пионерские песни, обещая на следующий год вновь встретится на этом месте. А я с Мальвиной сидел чуть в сторонке и шептался точно, как Гулливер с Оленькой. Утром у флагштока, пионеров в красных галстуках повязанных на бронзовые от загара шеи, провожал директор и весь персонал лагеря. Подойдя ко мне с Вовкой грозный директор, уже не похожий на Карабаса-Барабаса пожал нам руки. «Большое спасибо вам ребята за усилитель с кошачьим глазом, за пулемет Максим и за найденную Екатериновку. Приезжайте к нам». И подумав добавил: - «Таких замечательных ребят в нашем лагере еще не было». Гулливер с Оленькой проводили коротышек из цветочного города до колонны автобусов стоявших под вывеской «п.л. Ласточка», пионеры заняли места, моторы загудели и машины неторопливо тронулись в обратный путь. Сидя рядом с Мальвиной я еще не догадывался, что этот автобус доставит нас из волшебной страны под названием детство в совсем иную волшебную страну под названием юность с ее песнями под гитару во дворе, брюками клеш и первыми свиданьями. Но это уже совсем другие истории.

Спасибо всем кто дочитал до конца. КИВИ 69
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Kasten в Пт 15 Мар 2013, 23:51

Ох. Спасибо от души хорошему человеку. Начитался от души, потому что тема к душе.
avatar
Kasten

Сообщения : 356
Возраст : 54
Откуда : Пенза

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Сб 16 Мар 2013, 08:51

Дал знать,хорошему человеку,что существует такой молодой но прекрасный сайт,глядишь пятидесятым будет именно он,очень хотелось бы видеть его в наших рядах
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Enigma в Сб 16 Мар 2013, 13:00

Да, Алексей, не плохо было бы открыть на нашем сайте "Читальную избу" (или что-то в этом роде). Спасибо за труды!
avatar
Enigma
Влюблённый в Tesoro

Сообщения : 3141
Возраст : 50
Откуда : Пермский край

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор ul-hant86 в Сб 16 Мар 2013, 19:35

Enigma пишет:Да, Алексей, не плохо было бы открыть на нашем сайте "Читальную избу" (или что-то в этом роде). Спасибо за труды!
Лучше тему обозвать: "Изба-читальня" [Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

_________________
Не всех дураков война побила ...
avatar
ul-hant86
Digger

Сообщения : 630
Возраст : 56
Откуда : Страна не пуганых дураков
Хобби : Приборный поиск, рыбалка

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Enigma в Сб 16 Мар 2013, 20:43

Ага! То-то я чувствую, что говорю вроде бы правильно, а звучит как-то не так...
avatar
Enigma
Влюблённый в Tesoro

Сообщения : 3141
Возраст : 50
Откуда : Пермский край

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор ul-hant86 в Ср 20 Мар 2013, 19:46

Слов нет, одни слюни... Давно я не читал подобного. Пушкин, чесслово! Молодец Киви69!

_________________
Не всех дураков война побила ...
avatar
ul-hant86
Digger

Сообщения : 630
Возраст : 56
Откуда : Страна не пуганых дураков
Хобби : Приборный поиск, рыбалка

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Чт 21 Мар 2013, 23:05

Ну что продолжим; ГЕОРГИЙ.

Мой друг Вовка Курочкин, был личность увлекающаяся. Впрочем, почему был, он и теперь остался точно таким же Вовкой Курочкиным не смотря на произошедшие события о которых он рассказал мне по большому секрету. С малых лет Вовка Курочкин бредил кладами. Даже посещая детский сад он не играл, как обычные ребята в песочнице, а брал в руки маленький совочек, выкапывал где-нибудь в стороне у высокого забора ямку, выкладывал на дно разноцветные фантики, блестящую фольгу, лепестки цветочков, накрывал свой драгоценный клад куском битого стекла, присыпал клад землей, а после водил к нему друзей. Потихоньку, пальчиком Вовка раздвигал землю на стекле до того момента, как яркое солнце начинало освещать Вовкины сокровища. Они лежали в земле переливаясь разноцветными красками, а друзья стояли открыв рты от появившейся из подземелья красоты. Научившись читать, Вовка Курочкин вместе с капитаном Флинтом много раз прятал сундук с золотом, нырял с графом Монте-Кристо за драгоценностями, искал с Шерлоком Холмсом сокровища Агры. Вместе с чернокожим Юпитером Вовка вновь и вновь залезал на тюльпановое дерево и опускал сквозь пустую глазницу прибитого к ветке черепа, привязанного на веревочке золотого жука. Вовка знал о кладах все. В его столе вечно пылились вырезки из газет и журналов в которых сообщалось, что там то и там при строительстве дороги или сносе старого дома или еще при каких обстоятельствах нашли спрятанные много лет назад монеты. Время не стоит на месте. Вовка взрослел. В лихие девяностые Вовка Курочкин сидя с газетой в руках искал то золото партии, то янтарную комнату, то бесследно сгинувший корабль с грузом драгоценных камней. Но когда Вовка узнал, что сильных мира сего тоже не миновала участь кладоискателей и они сами не против погрузится в батискафе на дно озера Байкал в поисках пропавшего железнодорожного состава с золотом Колчака, а то и вовсе запросто нырнув в теплое море достают из морских пучин Греческие амфоры, Вовкиному терпению пришел конец. Проделав огромную дыру в семейном бюджете, Вовка приобрел мечту всей своей жизни, прибор для поиска монет, драгоценностей и даже старинных кладов. Конечно он понимал, что найти состав с золотом Колчака ему не светит, а теплое море с греческими амфорами на дне, плескалось за тысячи километров от его дома, но в том, что где-то лежит клад и ждет именно его Вовку Курочкина, Вовка не усомнился ни на минуту. Место где Вовка собирался найти клад он присмотрел давно. Это была его малая Родина. Здесь раньше жили его предки. Его прадед Георгий Курочкин, геройски воевавший в Первую Мировую и вернувшийся с тремя Георгиевскими крестами на груди, оставив на фронте взамен наградам свою ногу, осел в некогда большой деревне. Геройский прадед по рассказам немногочисленных Вовкиных родственником был мастеровым человеком и что называется мог подковать блоху. На хлеб, Вовкин прадед зарабатывал изготовлением всевозможных металлических ящичков, шкатулок и небольших чемоданов. Он так преуспел в этом деле, что смог сколотить небольшое состояние и отстроить огромный по старым временам дом. Толи царские награды, толи нажитое состояния, толи еще какие причины, только геройский прадед в тридцатые годы бесследно сгинул в сталинских лагерях. В память о нем осталась лишь одна пожелтевшая фотография в семейном альбоме. На ней еще молодой прадед с Георгиевскими крестами на груди с металлическим чемоданчиком в руке, стоял на крыльце своего нового дома. Точное место где находился этот большой дом уже ни кто и не помнил. Деревня тянула Вовку к себе точно магнит. В Советское время деревня принадлежала колхозу миллионеру со звучным названием «Путь Ильича». Перестроечные годы сделали свое черное дело, «Путь Ильича» подобно многим колхозам с такими же звучными названиями, перестал существовать. Деревне в память от зажиточных лет достался только полуразвалившийся клуб с невысоким постаментом перед входом. На постаменте возвышалась фигура того самого Ильича в честь которого назывался колхоз. Ильич стоял хитро прищурившись, засунув одну руку под сюртук, а второй указывал куда-то в сторону. Надпись на постаменте гласила – Ульянов-Ленин: «Верной дорогой идете товарищи». Кто-то из местных шутников приписал белой краской после слова «товарищи» – «магазин находится там». И действительно, если приглядеться то вытянутая рука вождя в точности указывала на небольшой деревянный павильон в котором летом отпускали дачникам не хитрые припасы. Памятник был каменный и видно поэтому не представлял никакого интереса любителям легкой наживы. Клуб же напротив был полностью распотрошен. Все что могло пригодиться в хозяйстве было давным-давно растащено по дворам и бывший клуб умирал, взирая на редких прохожих черными проемами окон. Летом жизнь в деревне кое-как теплилась. Вездесущие дачники вываливались из зеленой электрички и разбредались по своим деревенским избам, что бы целыми днями полоть в огородах морковку, кормить комаров, а по вечерам жарить шашлыки. Так и Вовка вывалившись из зеленой электрички, проследовал мимо вождя революции, миновал полуразрушенный клуб и растворился вдалеке за деревней. Никто из дачников не обратил внимания на молодого человека с лопатой в руке и странным прибором за плечами. Лишь Ильич, хитро прищурившись, проводил его своим каменным взглядом. Свой первый выход с прибором Вовка Курочкин решил провести подальше от посторонних глаз на дальнем краю бывшего колхозного поля. Весеннее раскисшее поле уже успело подсохнуть и сочная трава изумрудным ковром начала накрывать непролазную грязь. Добравшись почти до угла поля Вовка включил прибор и положив лопату на плечо провел катушкой над землей, потом еще раз и еще и еще. Прибор засвистел, возвещая о наличии металла в земле. «Клад» - пронеслось в Вовкиной голове. Его сердце было готово выпрыгнуть из груди. Лопата молниеносно вонзилась в землю. Но вопреки Вовкиным ожиданиям, лопата не ударилась в чугунок наполненный монетами, а выкинула на поверхность кривой, ржавый гвоздь. Да и гвоздь был не старый кованый, а обычный круглый, коих в деревенских заборах видимо-невидимо торчит. Первая неудача не очень расстроила Вовку. Он пнул грязным сапогом ненавистный гвоздь и продолжил поиски клада. То тут то там Вовка выкапывал обнаруженные предметы, внимательно прислушиваясь к звукам издаваемым прибором. Результат не заставил себя долго ждать. Медная монета неожиданно упала с лопаты прям к ногам Вовки. Первая найденная монета. Вовка долго разглядывал двуглавого орла, читая надпись: «Одна копейка». Его душу согревало то, что эту монету мог потерять кто-то из его дальних родственников или тот, кто с большой долей вероятности мог знать Вовкиных предков. Начало было положено.
Почти каждый выходной Вовка Курочкин мчался на зеленой электричке в деревню, проходил мимо лукаво улыбающегося Ильича и миновав полуразрушенный клуб отправлялся на бывшее колхозное поле. С каждым выходным днем он все более приближался к деревенским огородам. Он уже изучил прибор настолько, что почти безошибочно мог определить, что находится под катушкой. Его коллекция монет росла как на дрожжах. К монетам добавились нательные крестики, медные колечки и перстеньки, предметы потерянные за столетия существования деревни. Только Вовкина мечта так и оставалась мечтой. Ненайденный клад где-то ждал Вовку Курочкина. Лето закончилось так же неожиданно быстро, как и началось. Все хорошее имеет свойство быстро заканчиваться. Вместе с летом деревню покидали дачники груженые мешками картошки и рюкзаками под завязку набитыми яблоками. Деревня вновь обезлюдила до следующего дачного сезона. Небо все чаще покрывалось свинцовыми тучами, грозящими обрушиться на Вовкино поле холодными, осенними дождями, а то и вовсе мокрым снегом. Перед последним выходным, который Вовка планировал провести в деревне, Вовка спал плохо. Ему всю ночь снилась то вымирающая деревня то полуразвалившийся клуб то хитро улыбающийся Ильич, который почему-то махал вытянутой рукой и улыбаясь картаво говорил: «Клад где-то там». Проснувшись с головной болью, Вовка уже хотел отказаться от вылазки на поле, но странный сон с махающим Ильичем заставил его отправиться на вокзал. Зеленая электричка высадила Вовку на опустевший перрон и громко свиснув на прощание умчалась дальше. Вовка спустился знакомой тропинкой к памятнику, но по обыкновению не проследовал мимо полуразрушенного клуба, а направился в сторону магазина в направлении которое указывал Ильич. Миновав закрытый до следующего дачного сезона магазин, Вовка дошел до края деревни. Небольшой холмик на краю деревни говорил о том, что и здесь когда-то жили люди. Вовка включил прибор, решив попытать счастья у края деревни. К его сожалению мусора у холмика оказалось столько, что прибор сходил с ума и отыскать, что-то сколь-нибудь ценное не представлялось возможным. Вовка не торопясь направился в сторону бывшего колхозного поля. Прибор несколько успокоился, но вдруг вновь заорал как бешенный. Сигнал от прибора был странный. Такой звук Вовка от прибора ни разу не слышал. Положив прибор, Вовка аккуратно срезал плотный дерн и стал разгребать лопатой черную землю. Лопата заскрежетала по металлу, оставляя после себя красномедный след. Нет, это был не чугунок с монетами и не глиняный кувшин, Вовка вытащил из земли небольшой медный ящичек больше похожий на маленький чемодан. Вовка сел на обломок полусгнивший доски и начал открывать крышку своей находки. Ящичек был сделан довольно искусно и плотно сидящая крышка долго упиралась не желая поддаваться. Наконец крышка не выдержала Вовкиного напора и со звоном откинулась. В ящичке Вовка увидел лежащую на скомканных тряпицах красиво выгнувшуюся цифру три, выбитую на медной пластине. Неожиданная находка потрясла Вовку. Он мог поклясться, что где-то уже видел и эту табличку и эту красиво изогнутую цифру три. Вовка медленно развернул ветхие тряпицы, на потемневших от времени серебряных монетах лежали три боевых ордена, три Георгиевских креста. Вовка провел трясущейся рукой по Георгиевским крестам по медной табличке с цифрой три по небольшому ящичку, который держал на коленях. Он вдруг вспомнил где видел эту табличку с курсивной цифрой три, эти три ордена и даже этот медный ящичек. Вовка вспомнил ту пожелтевшую фотографию из семейного альбома на которой его прадед с Георгиевскими крестами на груди с чемоданчиком в руке стоял на крыльце собственного дома, а над крыльцом была прибита медная табличка с замысловато выгнутой цифрой три. Вовка перевернул табличку: «Георгий Курочкин» прочитал он надпись искусно вырезанную на оборотной стороне. Слезы покатились по Вовкиным щекам, а может это были вовсе и не слезы, а просто таяли первые осенние снежинки, которые вдруг полетели из свинцовых туч нависших над деревней. И только Ульянов-Ленин не боялся мокрого снега, он все также указывал рукой в сторону Вовки и хитро прищурившись улыбался, как бы говоря: «Верной дорогой идете товарищи».

Конечно все очень простенько, но читать наверное можно. Спасибо, кто осилил.
Хотел еще фотки прикрепить да думаю каждый может найти в инете фото нашего горячолюбимого президента в батискафе и с амфорами в руках. Памятник Ильичу можете поглядеть в центре города. а развалившийся клуб в любой большой деревне.
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Kasten в Чт 21 Мар 2013, 23:45

В захлеб прочитал последний рассказ. Есть у человека талант писательский. От души ему огромное спасибо.
avatar
Kasten

Сообщения : 356
Возраст : 54
Откуда : Пенза

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Евгений 71 в Пт 22 Мар 2013, 10:38

Корчева пишет: Даже посещая детский сад он не играл, как обычные ребята в песочнице, а брал в руки маленький совочек, выкапывал где-нибудь в стороне у высокого забора ямку, выкладывал на дно разноцветные фантики, блестящую фольгу, лепестки цветочков, накрывал свой драгоценный клад куском битого стекла, присыпал клад землей, а после водил к нему друзей. Потихоньку, пальчиком Вовка раздвигал землю на стекле до того момента, как яркое солнце начинало освещать Вовкины сокровища. Они лежали в земле переливаясь разноцветными красками, а друзья стояли открыв рты от появившейся из подземелья красоты.
Отличный рассказ, спасибо! Сразу вспомнил свое детство, детский сад... В мою пору детишки тоже делали такие "секретики" Very Happy
Самого себя напомнил этот Вовка Very Happy Когда вся группа на прогулке бегала и играла я отправлялся в самые дальние и заросшие участки прогулочные площадки и рыл, копал... Правда моей целью, помнится были, всякая живность, какие-то жучки и пр. Very Happy Воспитательницы меня так и называли "Крот" Very Happy

avatar
Евгений 71

Сообщения : 157
Возраст : 54
Откуда : Тула
Хобби : Любительская радиосвязь

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор киви 69 в Пт 22 Мар 2013, 12:10

Доброго времени суток господа форумчане. Вот и я по предложению земляка КОРЧЕВА, решил зарегестрироваться на этом сайте. Будем считать, что мы уже маленько знакомы поскольку несколько моих рассказов Вы уже осилили. В будущем постараюсь уже сам их сюда выкладывать (не часто). Тем более, что рассказы со временем маленько редактировались и становились на мой взгляд получше. Сразу отмечу, что к писательскому труду отношения не имею. Все, что Вы прочитали и надеюсь еще прочтете, это так.просто наличие свободного времени зимой. Поэтому сильно не пинайте за мои труды. Сам я учился очень давно и по литературе выше тройки не имел (как и многие из Вас). Конечно всем спасибо за отзывы. Приятно осознавать. что твой небольшой труд не прошел даром. Отдельное спасибо и большой привет коллеге ЕВГЕНИЮ 71. поскольку я тоже радиолюбитель и связан с радиоэлектронникой. Извиняюсь за длинный монолог. До встречь. КИВИ 69.
avatar
киви 69

Сообщения : 66
Возраст : 60
Откуда : тверь
Хобби : радиоэлектронника

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Harmua Hukka в Пт 22 Мар 2013, 13:31

Отличные рассказы, отличное пополнение форуму! А радиолюбителей у нас здесь много. Располагайтесь поудобнее Smile

_________________
Ты никогда не будешь моложе, чем сегодня!
avatar
Harmua Hukka

Сообщения : 2799
Возраст : 33
Откуда : ПГТ
Хобби : Туризм, рыбалка, приборный поиск

http://hobbit.forum2x2.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Евгений 71 в Пт 22 Мар 2013, 13:40

киви 69 пишет:Доброго времени суток господа форумчане. Вот и я по предложению земляка КОРЧЕВА, решил зарегестрироваться на этом сайте. Будем считать, что мы уже маленько знакомы поскольку несколько моих рассказов Вы уже осилили. В будущем постараюсь уже сам их сюда выкладывать (не часто). Тем более, что рассказы со временем маленько редактировались и становились на мой взгляд получше. Сразу отмечу, что к писательскому труду отношения не имею. Все, что Вы прочитали и надеюсь еще прочтете, это так.просто наличие свободного времени зимой. Поэтому сильно не пинайте за мои труды. Сам я учился очень давно и по литературе выше тройки не имел (как и многие из Вас). Конечно всем спасибо за отзывы. Приятно осознавать. что твой небольшой труд не прошел даром. Отдельное спасибо и большой привет коллеге ЕВГЕНИЮ 71. поскольку я тоже радиолюбитель и связан с радиоэлектронникой. Извиняюсь за длинный монолог. До встречь. КИВИ 69.
Ура!!!! Добрый день Киви 69! С утра прочел несколько последних рассказов и находился от них под очень большим впечатлением! Они все просто замечательны!!! Я был уверен что мы с Вами ровесники, настолько тонко и четко отмечены все детали той эпохи... От рассказов прямо веет теплотой той незабываемой поры детства и юности. Так, все именно так и было, и детский сад, и походы в парк вместе с дедом. Катание на цепочных каруселях и педальных машинках. Комната смеха и еще небольшой зарешеченный рейкой павильон, для шашек и шахмат. А еще был такой аттракцион где самолет "летает" по кругу и страшно гудит, сотрясая все вокруг ревом пропеллера. На нем можно было только со взрослыми кататься. Для 4-6 летнего мальчишки это буря эмоций, когда самолет летит и давление ветра от винта треплет щеки и губы, не давая даже разговаривать))) А на другом самолете можно было и по вертикали))) Но о таком мне даже тогда и страшно было подумать )) Да наверное и сейчас. ))) Но ушли те времена, давно нет тех самолетов, все меняется, другие забавы. Еще раз большущее Вам СПАСИБО!!! p/s приятно встретить коллегу радиолюбителя. Мой позывной RX3PR.

_________________
Чем проще подход к жизни тем больше радости она приносит
avatar
Евгений 71

Сообщения : 157
Возраст : 54
Откуда : Тула
Хобби : Любительская радиосвязь

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Денис Че в Пт 22 Мар 2013, 15:28

киви 69 пишет:Доброго времени суток господа форумчане. Вот и я по предложению земляка КОРЧЕВА, решил зарегестрироваться на этом сайте. Будем считать, что мы уже маленько знакомы поскольку несколько моих рассказов Вы уже осилили. В будущем постараюсь уже сам их сюда выкладывать (не часто). Тем более, что рассказы со временем маленько редактировались и становились на мой взгляд получше. Сразу отмечу, что к писательскому труду отношения не имею. Все, что Вы прочитали и надеюсь еще прочтете, это так.просто наличие свободного времени зимой. Поэтому сильно не пинайте за мои труды. Сам я учился очень давно и по литературе выше тройки не имел (как и многие из Вас). Конечно всем спасибо за отзывы. Приятно осознавать. что твой небольшой труд не прошел даром. Отдельное спасибо и большой привет коллеге ЕВГЕНИЮ 71. поскольку я тоже радиолюбитель и связан с радиоэлектронникой. Извиняюсь за длинный монолог. До встречь. КИВИ 69.
Приятно видеть столь интересного рассказчика за нашим "столом"![Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение]

_________________
Мы с "Барсуком" одной крови,он и я!
avatar
Денис Че

Сообщения : 227
Возраст : 49
Откуда : Омск-Москва
Хобби : Фрезеровщик-поисковик

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Пт 22 Мар 2013, 19:08

УРА!Виктор я очень рад что ты здесь,с нами,располагайся будь как дома,ради такого случая,выпью бокал вина.
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор киви 69 в Пт 22 Мар 2013, 19:40

Спасибо ребята за приятные отзывы. С тобой, Алексей, думаю скоро увидимся и не один бокал вина опустошим. Только вот зима подводит, время тянет, уходить не хочет. -22гр утром было. Для Евгения 71 скажу, что Туляки у нас в эфире хорошо слышны на семерке. Я в эфире не работаю. но послушать люблю. Был конечно раньше и наблюдательский позывной. Слушаю на Р-399 и Р-326 приемники. Правда хорошую антену так руки и не доходят сделать. У знакомых поспрашиваю может они с Вами работали в эфире. Рад что моя писанина возвращает в давно ушедшее детство, которое увы уже не вернуть. В общем ждите новые рассказики и стихоплетство.
avatar
киви 69

Сообщения : 66
Возраст : 60
Откуда : тверь
Хобби : радиоэлектронника

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Корчева в Пт 22 Мар 2013, 21:59

За просмотром книги и видео по винограду,а также всего иного незаметно уменьшилось содержимое сосуда [Вы должны быть зарегистрированы и подключены, чтобы видеть это изображение],как я хочу своего вина
avatar
Корчева

Сообщения : 292
Возраст : 44
Откуда : Тверская губ

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Enigma в Пт 22 Мар 2013, 23:07

киви 69 пишет:Доброго времени суток господа форумчане. Вот и я по предложению земляка КОРЧЕВА, решил зарегестрироваться на этом сайте. Будем считать, что мы уже маленько знакомы поскольку несколько моих рассказов Вы уже осилили. В будущем постараюсь уже сам их сюда выкладывать (не часто). Тем более, что рассказы со временем маленько редактировались и становились на мой взгляд получше. Сразу отмечу, что к писательскому труду отношения не имею. Все, что Вы прочитали и надеюсь еще прочтете, это так.просто наличие свободного времени зимой. Поэтому сильно не пинайте за мои труды. Сам я учился очень давно и по литературе выше тройки не имел (как и многие из Вас). Конечно всем спасибо за отзывы. Приятно осознавать. что твой небольшой труд не прошел даром. Отдельное спасибо и большой привет коллеге ЕВГЕНИЮ 71. поскольку я тоже радиолюбитель и связан с радиоэлектронникой. Извиняюсь за длинный монолог. До встречь. КИВИ 69.
Рад встрече с интересными людьми! Добро пожаловать на форум, общение на котором, надеюсь, будет приятным для всех нас, Виктор!
avatar
Enigma
Влюблённый в Tesoro

Сообщения : 3141
Возраст : 50
Откуда : Пермский край

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор ul-hant86 в Вс 24 Мар 2013, 20:25

Евгений 71 пишет: Мой позывной RX3PR.
А мой: UA9JKI, (ех RA4PTP), три года не выхожу в эфир. Жалею, что завязал. Одна отдушина, приборный поиск.

_________________
Не всех дураков война побила ...
avatar
ul-hant86
Digger

Сообщения : 630
Возраст : 56
Откуда : Страна не пуганых дураков
Хобби : Приборный поиск, рыбалка

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор киви 69 в Вс 24 Мар 2013, 21:14

Спасибо. То-то я гляжу на фотографии знакомые приборы видны. А с эфиром многие завязывают потихоньку. Уж больно много помех от современной техники. Чтобы нормально связь гонять надо в глуш куда-то забиратся. Молодому поколению это вообще не интересно. По скайпу со всем миром общаются. Приборный поиск чем-то пожож на радиолюбительский эфир. В эфире мы ловили редкие станции, а с приборами редкие находки. Может поэтому радиолюбители здесь собрались? Приятно встретить коллег.
avatar
киви 69

Сообщения : 66
Возраст : 60
Откуда : тверь
Хобби : радиоэлектронника

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Рассказы от киви69

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Страница 1 из 5 1, 2, 3, 4, 5  Следующий

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения